анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Жалко Гипатию

Константин Захаров, Санкт-Петербург

Рэйчел Вайс в роли Гипатии
Рэйчел Вайс в роли Гипатии
Посмотрел по совету друга фильм «Агора». Фильм неожиданно серьёзный и драматичный для высокобюджетного голливудского смотрива. И оставил он после просмотра двойственное впечатление. С одной стороны — ясно, что в последние годы в мире культивируется негативный образ христианства, как мракобесного пережитка, ограничивающего права и свободы человека. И фильм ненавязчиво показывает, что христианство было таким всегда, что оно ничто иное, как один из способов управления толпой и порабощения людей.

С другой стороны — а ведь что бы кто ни говорил, а именно люди, называющие себя христианами, цитирующие строки из Писания, разрушали Александрийскую библиотеку, жгли несогласных на кострах, устраивали еврейские погромы и разнообразные охоты на ведьм. И Гипатия — всего лишь одна из многих жертв.

Почему же так? Почему от имени Христа, проявлявшего столько любви и милосердия к людям, совершаются такие злодеяния, каких и язычники себе не позволяли?

Самая большая беда церкви — власть, так как это самый сильный соблазн для человека. И тем более сильный для христианина, который получает уверенность, что всё, творимое им, творит Сам Бог.

«Наша брань не против крови и плоти, а против духов злобы поднебесной», — это мы все знаем. Но этих духов ищем прежде всего в других. А они в это время тихой сапой вьют гнёзда в нас.

За две тысячи лет мы не изменились ни капли. Зайдите на любой христианский форум и почитайте любую страницу. Нет Гипатии — христиане будут побивать камнями друг дружку. У нас ведь сила есть и её надо применять. Меч обоюдоострый не должен висеть на стене без дела. Но меч, как и любое оружие, должен управляться рукой. А чем управляется рука? Этот вопрос у нас как-то не решён... Поэтому и выглядим часто ещё хуже, чем те, из которых чаем духов злобы изгнать.

Дух злобы поднебесной — это не глупый бес из «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Он не боится крестного знамения, возложения рук и знания цитат из Писания. Он боится быть неправым, боится просить прощения, боится уступать. Он боится быть слабым и неуверенным. А это именно те вещи, с которыми мы приходим ко Христу. Они нас к Нему приводят. Неужели ради того только, чтобы мы расстались с ними? Они ли — главное зло в нас? Две тысячи лет истории христианства буквально вопиют — не они.

Как ни парадоксально, проще всего управлять именно уверенными людьми. Достаточно лишь показать их уверенности цель. Да и Сам Бог управляет нами через нашу уверенность. Я уверен в том, что есть на земле добрые вещи, а есть злые, я понимаю, что добрые нужно поддерживать, а со злыми бороться. Но как отличить добро от зла? Только ли цитата, вырванная из контекста, должна быть критерием? Или есть нечто более глобальное? Цитата, конечно, проще и эффективнее, да. И толпу проще научить цитатам, чем смирению и мудрости.

Но толпа — это вовсе не то стадо, которому христиан уподобляет в своих притчах Господь. Стадо идёт следом за пастырем. Толпу всегда гонят сзади. Это-то и есть главное отличие. Наш Пастырь идёт туда, куда толпа не побежит. Узкие врата — они действительно узкие, в них можно только поодиночке протиснуться. И не мы их выбираем и узкими делаем, своим поведением настраивая против себя всех окружающих, а потом, когда у них прекращается терпение, называясь мучениками за Христа.

Толпа не пойдёт на крест. Крест — предмет индивидуальный, а толпа будет стоять вокруг и радоваться, что это висит кто-то, а не они.

Вот и получается, что христианство — это не политика, не чудеса, не боевой дух. Это воспитание личности. Что там говорил апостол Павел о плодах Духа? Любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание... А вы часто видели это в христианах? А в зеркале?

Жалко только Гипатию. Она погибла, так и не узнав, что обладала всеми качествами настоящего христианина. И так и не увидев Христа в тех, кто провозглашал Его имя.
Нужно ли афишировать свою веру?

Грех самоправедности

Многое зависит от Адвоката

Эгоистично ли искать спасения?

До свидания, Командор! Памяти Владислава Крапивина

"Не судите" или "не обличайте"?

Нет другого имени

Благодать - это значит даром

Невыносимая благодать

Чтобы не возникало сомнений

Верность, как предвестие рая

Как исполнять Божьи заповеди? Размышления на вторую главу Послания Иакова, стихи 8-13

Безнадежность и надежда

Внутри или снаружи

Самый удивительный объект в мироздании

По одному человеку за раз

Чему учит дистанционное образование?

Расизм, марксизм и Библия

О взаимопонимании, самоизоляции и пандусах

Опровергает ли эволюция "аргумент от замысла"?
  Следующие 20 >>