анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Размышления взрослого человека над детскими книжками

Михаил Неволин

«Сегодня в христианских семьях стоят перед серьезным вопросом: что читать нашим детям? Что им рекомендовать? Где список литературы, которую мы, работники на ниве Божией: директора воскресных школ, редактора, библиотекари, издатели, - можем предложить нашим детям, будучи в полной уверенности, что она не навредит?» (Из статьи Павла Гараджа в газете «Жизнь и вера»)."

Не назидает", - не знаю, как вам, а мне такой вердикт часто приходилось слышать в качестве рецензии на книгу, фильм или иное художественное произведение. Признаюсь, эти слова всегда ставили меня в тупик. Действительно, как ответить, например, на вопрос, чему практически учат тебя "Братья Карамазовы" в твоей повседневной христианской жизни?

Безусловно, "не все полезно". Но после слов о назидании сразу приходят на память ужасно скучные школьные уроки литературы. Опыт, конечно, штука очень индивидуальная, и я уверен, что где-то эти уроки проходили и иначе, но в мои школьные годы вопросы типа "Чему нас учит образ того или иного героя?" настолько отбили охоту читать литературные произведения, включенные в школьную программу, что потом потребовались многие годы, чтобы заставить себя вновь обратиться к эти книгам. Безусловно, тут свою роль сыграла и сама структура школьной программы по литературе, когда из класса в класс подразумевалось как бы восхождение от более простого к более сложному литературному произведению. Заканчивалась эта пирамида "шедеврами" Брежнева "Малая земля", "Возрождение" и "Целина", которые как раз позволяли легко ответить на вопросы "о высокой гражданской позиции" и о том "чему учит?"

Вероятно, с тех пор мне интересно читать, когда я понимаю, что автор просто делиться со мной своими мыслями и переживаниям и сразу же появляется какое-то отторжение, когда чувствую, что меня хотят через художественное произведение опять чему-то научить. Сложнее всего бороться с искушением навязчиво обучать читателя, конечно, писателям христианам. Особенно велик соблазн подобного подхода у христианских писателей, пишущих для детей или о детях. Тут очень трудно удержаться от того, чтобы просто и ясно изложить в литературно-художественной форме христианский вариант "Что такое хорошо и что такое плохо?" Хотя, речь здесь скорее идёт не о детях, а о подростках. Интересно, что многие подобные произведения, написанные для детей и подростков с большой охотой читаются их родителями, а сами дети-подростки зачастую, безошибочно уловив навязчивую назидательность, в лучшем случае лишь благосклонно позволяют прочитать себе вслух эту книгу.

Сегодня хотелось бы написать несколько строк об одном детском писателе, с творчеством которого я познакомился, как это не странно, совсем недавно, это Владислав Крапивин. Прежде всего, я очень пожалел, что не прочитал ни одного его произведения в "свое время", то есть в том возрасте, в котором пребывают большинство героев его произведений. Стало очень интересно узнать, какое впечатление произвели бы на меня рассказы и повести Крапивина лет 30 назад.

Первое прочитанное мною произведение этого автора был рассказ "Оруженосец Кашка", повествующий о приключениях и переживаниях мальчика в пионерском лагере (рассказ был написан в далёком 1965 году). Трогательная история повествует о дружбе между маленьким Кашкой и Володей, который был старше его на несколько лет. Прочитав эту книгу я понял, что просто обязан прочитать что-нибудь ещё и засел за чтение детских (а может и не очень детских произведений этого писателя).

Знакомясь с повестями и рассказами Крапивина, невольно вспоминаешь известного английского писателя Голдинга с его знаменитым «Повелителем мух». На первый взгляд трудно подобрать столь непохожих друг на друга авторов. С одной стороны, трагичность и мрачность сюжета "Повелителя мух", с другой - какие-то светлые и добрые сюжеты Крапивина. Да и работали то они в совершенно разных политических системах. В то же время, этих двух авторов объединяет удивительная точность в описании психологии подростка. Размышления и переживания героев реальны, узнаваемы и честны, что далеко не всегда можно встретить в литературе о детях. Умышленно не пишу в "детской литературе", так как, мне кажется, в данном случае уместнее просто говорить о литературных произведениях, где главные герои - дети и подростки.

Если постараться найти ключевое слово для того, чтобы охарактеризовать произведения Крапивина, то это будет, несомненно, "доброта". Очень добрые произведения автора, в то же время, абсолютно далеки о слащавости, которая так часто присутствует в литературе о детях. У Крапивина трудно найти и то, что называется "чернухой", но можно прочитать очень честные строки о жестокости, свойственной подросткам. Фантастический сюжет произведения "Гуси-Гуси, Га-га-га" повествует о человеке, попавшем в совершенно невероятную историю. Оказавшись в очень необычных обстоятельствах, главный герой вспоминает и переосмысливает многое из того, что он пережил в детстве. Это и крепкая дружба, и собственное предательство, и благородные поступки, и трусливое издевательство над теми, кого называли "мулей" – всеми презираемыми, отвергнутыми и затюканными "козлами отпущения" в классе. Причем, наиболее рьяно, естественно, издевались те, кто сами лишь недавно носил эту позорную кличку.

Надо сказать, что Крапивину удаются не только детские персонажи. Пожилой человек в повести "Лоцман" не менее убедителен. Вообще, читая Крапивина вдруг ясно понимаешь, что возраст вещь относительная и можно вполне состариться и к 18 годам, и оставаться молодым в 80. Хорошо, когда удается к старости сохранить детскую душу и приобрести взрослый ум. К сожалению, часто происходит наоборот.

В "Лоцмане" есть очень интересный диалог двух героев о мальчике, который рождается и живет в каждом из нас. С течением жизни мы постепенно затаптываем этого мальчика в себе и других. "Кто верит в вечность, для того она и существует. И может быть, Истина... или одна из истин... в том, чтобы не терять мальчика в душе? Тогда не страшным будет путь...

Уж если кому-то суждено спасти мир и познать смысл бытия, то именно мальчикам - тем, кто владеет вечностью".
Рождественская лестница. Каким мы видим Христа?

Почему христианство такое закрытое?

Утешение больной совести

Рождественская лестница. Каждый день к Рождеству

Преподобный Максим Исповедник и споры о погибели

Бог и первый контакт

Трудные вопросы и современный мир

Об идеологической ностальгии

Нехитрые ухищрения диавола

Не надейтесь на князей

Кто заслуживает рая?

Достаточно ли быть «просто быть хорошим человеком»?

О нашем усыновлении

Зачем мятутся народы

Нужно ли афишировать свою веру?

Грех самоправедности

Многое зависит от Адвоката

Эгоистично ли искать спасения?

До свидания, Командор! Памяти Владислава Крапивина

"Не судите" или "не обличайте"?
  Следующие 20 >>