анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Власть Советам?

Михаил Неволин, Санкт-Петербург

Провозглашённый В.И. Лениным в Апрельских тезисах лозунг
Провозглашённый В.И. Лениным в Апрельских тезисах лозунг "Вся власть Советам", в СССР на практике реализовать так и не удалось
Большинство существующих ныне религиозных организаций, основанных российскими христианами-протестантами, появились по историческим меркам совсем недавно. Различные миссии, христианские издательства, центры и прочие служения возникли в большинстве своём не раньше начала 90-х годов прошлого века. Стали появляться и новые церкви. Именно тогда впервые за многие десятилетия у российских протестантов открылась возможность активно развивать свои служения. Появились новые лидеры, которые, в свою очередь, открывали новые христианские организации. Как это часто бывает на первых порах становления организации, многое делалось на энтузиазме, когда желание и посвящённость делу компенсировали отсутствие необходимых знаний и опыта.

В некоторых организациях уже тогда присутствовали элементы коллегиального управления, которые оказывали Первому руководителю существенную помощь в поиске ресурсов, формировании стратегических планов. Но всё же чаще это были скорее консультативные Советы, нежели управляющие. Во многих же случаях Советы, Правления и прочие коллективные органы были формальными, так как вся реальная власть была сосредоточена в руках одного руководителя.

Хотя в Уставах и Положениях, как правило, прописывалось то, что ключевые решения в вопросах управления религиозной организацией принимаются коллективно (на Общем собрании, заседании Совета и т.д.), но на практике этот принцип почти работал крайне редко. Вопрос о власти и её передаче сложный ещё и потому, что в период становления многих российских религиозных организаций руководителю приходилось почти всё делать в одиночку. Это было сложно, иногда даже рискованно. Различные Коллегии, Советы, пресвитерии и прочие органы появились уже позже. Причём, как правило, сам руководитель и приглашал туда своих друзей и знакомых. В этом нет ничего плохого и подобные консультативные Советы важны и могут оказывать серьёзную помощь руководителю по многим вопросам. Особенно, если в Советах присутствуют люди, мнение которых для руководителя ценно и он к нему прислушивается. Но, при этом, именно он в конечном итоге определяет как следует поступать - он может прислушиваться к мнению Совета, а может и нет. Может и вовсе распустить Совет и набрать новый.

Сегодня во многих российских христианских организациях сложилась странная ситуация, когда формально зафиксировано одно, а на практике - всё с точностью до наоборот. Обычно декларируется коллегиальное управление. То есть "на бумаге" Совет, Собрание или иной коллегиальный орган, формулирует видение организации, задачи, приглашает руководителя, который сможет их реализовать, контролирует его работу и помогает ему в сложных ситуациях. А по сути, скорее, руководитель назначает Совет, который вроде бы нужен, но скорее для проформы. До сих пор по мнению целого рядка руководителей, если Совет не мешает ему работать, то больше ничего от него и не надо - главное соблюсти необходимые формальности.

Многие руководители предпочитает по сей день продолжать работать в таком стиле вовсе не потому, что делают что-то нечестно или боятся подотчётности со стороны Совета. Как правило они просто искренне верят, что так "проще делать дело". Не нужно никому ничего объяснять и тратить время на "ненужную говорильню". То есть по их мнению все эти Советы, синоды, консистории и прочие органы - только лишняя помеха для работы. Ведь, когда они начинали никаких Советов не было и в помине (а, если и были, то от них было мало толку) и всё приходилось делать самому (а сделано было многое).

Психологически трудно в такой ситуации согласиться с тем, что власть приходится кому то отдавать или передавать. С тем, что иногда проще и оперативней руководить в одиночку трудно спорить. Но"проще" и "оперативней" не всегда означает "лучше" и "правильней". Работа руководителя в команде, сформированной из числа работников организации, пока тоже не всегда складывается так, как бы хотелось. Некоторые руководители в России, например, вообще считают, что лучше не иметь дело с "посторонними людьми" и проще набрать в команду людей по семейно-родственному принципу.

В подобном типе построения организаций, когда вся власть сосредоточена в руках одного руководителя, который, фактически, является несменяемым, пока сам не найдёт "преемника", есть, конечно, свою плюсы. Проблема только в том, что так могут строиться, например, частные коммерческие предприятия, семейный бизнес и т.д., но вот к статусу религиозных организаций или общественных организаций это подходит мало. Или лучше сказать не подходит совсем.

Нам трудно бывает самим объективно оценить свою эффективность, как руководителя, свой профессионализм, готовность работать в новых условиях. Какие то наши качества, которые ещё вчера помогали нам руководить организацией, сегодня могут оказаться не очень востребованными, а завтра очень возможно, что мы окажемся даже помехой, которая не позволит организации выходить на новый уровень или просто продолжать работать в новых условиях. Нам часто свойственно считать себя молодыми, здоровыми, энергичными и успешными даже тогда, когда со стороны уже становится очевидно, что настаёт время задуматься о новом руководителе.

Иногда приходится слышать ссылку на несовершенство наших российских законов. Дескать именно в этом главная причина того, что у нас никак не приживаются Советы и прочие коллегиальные органы управления. Законы наши о религиозных организациях, конечно, очень далеки от совершенства, но всё-таки едва ли основная причина в этом.

Во-первых они как раз в этом смысле учитывают практику законодательства многих стран, где для религиозных организаций необходима ясная схема управления и механизма смены руководителя.

Во-вторых этот аргумент мало убеждает, так как неоднократно приходится наблюдать, как россияне или украинцы, даже переезжая в другие страны, с другим законодательством (в том числе и о религиозных организациях), всё равно работали по привычной и "удобной" схеме. Вроде бы там уже никакой помехи в лице наших несовершенных законов не было, но всё равно Советы как то не приживались и всё сводилось к привычной "вертикали". Там же, где команда вроде бы создавалась, часто люди, в неё входящие, вновь оказывались связанными родственными узами с руководителем (пастором, директором и т.д.) Выходит причина нашего тяготения к единоличному управлению религиозными да и общественными организациями не в законах, а в нас самих.

Нормальный для любой религиозной организации процесс ротации и смены руководителя у нас часто воспринимается, как трагедия или чуть ли не революция.

Почему же Советы, которые хорошо и эффективно работают в других странах, не работают у нас? Об ответственности за это самих руководителей было достаточно сказано выше. Но в них ли одних дело? Разумеется нет.

Приходится констатировать, что и Советы сегодня часто оказываются не готовы эффективно работать. Не просто периодически встречаться, проводить время в приятном (и часто довольно полезном) общении, но и принимать важные принципиальные и стратегические решения. Определять пути развития организации, намечать приоритетные направления, осуществлять стратегическое планирование, назначать руководителя, обеспечивать сменяемость руководства. И самое главное - понимать, что основная ответственность за деятельность религиозной организации лежит в конечном итоге не столько на руководители, сколько на тех, кто его назначает.

Смогут ли коллегиальные органы управления начать эффективно работать в российских религиозных организациях зависит от двух факторов. Первый - осознание руководителем того, что религиозная организация не может эффективно и долго работать по принципам небольшого частного предприятия, где вполне эффективно именно единоличное управление. Второй - зрелость Советов, их готовность брать и нести ответственность.
 
Михаил3.1.2013
Сергей, а как вы видите в идеале Устав НПО? Кто, как, каким образом должен избирать руководителя, как его менять, как контролировать и т.д.?
Сергей (Симферополь)3.1.2013
Если члены совета не осознают своей роли, а руководитель вообще не понимает, зачем нужна эта структура, кроме неудобства советы ничего не привносят.

Советы НПО в пост-советском юридическом поле формировались как требование положений типового устава (передранного с устава советских органов) с одной стороны, и требований западных спонсоров (наивно считающих, что копирование работающих у них структур является залогом стабильности) - с другой. Они возникли не из реально осознаваемой нужды, а из формальной необходимости. Потому и превращаются либо в "ненужную говорильню", либо - в обузу, дублирующую роль руководителя (ведь, действительно, "с тем, что иногда проще и оперативней руководить в одиночку трудно спорить", а потому оперативное руководство - дело самого руководителя вне зависимости от того, есть у него совет, или нет), либо - в механизм принудительной ротации как руководителей, так и самих членов совета.

Кстати, порой доводилось видеть, как успешные миссии и вовсе разрушались принудительной ротацией, когда в угоду формальной необходимости на смену подлинным лидерам приходили незрелые, безынициативные и просто безответственные руководители - лишь потому, что так надо было, а других на смену не было, западные же спонсоры требовали реальной ротации, а не ее потенциальной возможности.

При правильной постановке совет - подлинная помощь руководителю. Члены совета - блюстители той песочницы, в которой он волен играть по собственному усмотрению. Но создатели организации (будь то сам руководитель, будь - сторонние учредители) должны очень ясно понимать и ясно доносить прочим - зачем именно этот совет нужен, кроме того что он должен быть по требованию бумажки.
Лев (СПб)12.12.2012
Проблема советов, на мой взгляд, в том, что у нас пока нет понимания "владения" организацией, миссией или церковью. Мы не ощущаем своей ответственности - моральной, духовной, финансовой. Т.е. церковь - проект иностранцев (а в лучшем случае, пастора), миссия - основана теми же иностранцами... Мало организаций и церквей основанных по инициативе и на деньги местных христиан. Соответственно я вхожу в совет организации, которая существовала и без меня, и просуществует дальше. Подчас в миссии или организации - одна из головных болей руководителя, как сделать так, чтобы совет не развалился, чтобы он продолжил свое существование. Вместо того, чтобы совет беспокоился о том, как сделать так, чтобы не развалилась организация. Если же организация - это мое детище - то и понимание своей ответственности совсем другое.
 
Истина о нас

Отношение к другим деноминациям и непоследовательность

О подлинном величии научной картины мира

Что значит верить во Христа?

О Покаянии

Слишком высокая цена

Есть ли во вселенной красота?

Было ли это на самом деле?

Прощай, оружие?

Огромный мир Рождества

Ликующее Рождество

Что такое Крещение?

Авраам, обетования и завет

Что такое Грехопадение?

Электронные книги, фейки и цифровая Церковь

Особый учитель для особого ребёнка

Подлинное владычество

Творение из ничего

Зачем Бог творит мир?

Что есть образ Божий
  следующие 20 >>