анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Из крепости сна

Игорь Попов, Москва

Натаниэль Готорн
Натаниэль Готорн
Причудливо и странно иногда входят в нашу реальность иные произведения искусства и книги. Иные покоряют нас сразу и на всю жизнь, становясь в детстве проводниками во взрослую жизнь, помогают нам разбираться в сложных вопросах этики, учат нас впервые задавать сложные вопросы и пытаться на них ответить. А некоторые сначала вызывают недоумение, даже неприятие. Мы записываем их в корпус «не наших книг», обещая себе больше не читать их и не соприкасаться с их миром. Но уже в зрелом возрасте случайно открываем пахнущий бумажной плесенью и сыростью томик и с первых же строк попадаем в плен удивительного мира, созданного писателем или поэтом.

Классика американской литературы Натаниэля Готорна русский читатель знает по его самому знаменитому роману «Алая буква». Хотя, скорее всего, многие из нас ограничивались лишь знаменитой голливудской экранизацией, которая, к слову сказать, весьма вольно передала идеи писателя, сосредоточившись на проблеме стыда и религиозного лицемерия, хотя роман не то, что не ограничивается этими мотивами, но и поднимает множество иных проблем.

Однако же творчество и гений Готорна гораздо шире и интереснее одного его произведения. Великий романтик, сыгравший основополагающую роль в становлении американской новеллистики, родился 4 июля 1804 в Сайлеме (штат Массачусетс). В юности Готорн увлекся историей своей семьи. Его предок Уильям Хоторн прибыл из Англии на корабле «Арабелла» в 1630 году и вскоре занял высокое положение в Сайлеме. Судья Джон Готорн участвовал в процессах над сайлемскими ведьмами (1692), и, по семейной легенде, одна из осужденных прокляла его и всех его потомков. Позже Готорн использовал этот эпизод в своем романе «Дом о семи фронтонах».

В 1925 году он окончил Боудин-колледж – один из самых престижных и знаменитых гуманитарных университетов США, основанном выдающимся американским государственным деятелем и философом Сэмюэлем Адамсом (он был одним из авторов американской Конституции). Натаниэль был ребенком странным и нелюдимым. Обществу своих сверстников он предпочитал молитву и книги, которые читал с упоением. Он много читал по истории первопоселенцев Америки, на всю жизнь сохранив интерес к миру христиан-пуритан и сделав многих героев либо первыми пуританами-поселенцами, либо людьми с пуританскими корнями.

Окончив колледж, следующие 12 лет Готорн провел дома, сочиняя рассказы, которые печатал в календарях, журналах и газетах. Ситуации, характеры и описания мест действия он черпал из летних поездок по Новой Англии. Позднее все написанное было собрано и опубликовано в книге «Дважды рассказанные истории» (1837). Наиболее известные рассказы из этого сборника «Седой заступник», «Кроткий мальчик», «Великий Карбункул» и «Эксперимент доктора Хейдеггера». Сборник этот вызвал восторженные отзывы Генри Лонгфелло и Эдгара По, сразу же увидевшие дар молодого писателя.

В доме Г.У.Лонгфелло Готорн познакомился с будущим президентом Гарвардского университета К.Фелтоном и поэтом и критиком Дж.Р.Лоуэллом, а через сестер Пибоди, Софию и Элизабет, в 1837 году сошелся с Р.У.Эмерсоном, Г.Торо и Маргарет Фуллер. Решив жениться на Софии, он нашел регулярный заработок. За эти годы им была создана лишь серия детских книг по истории заселения Америки, которую опубликовала Элизабет Пибоди.

В 1841 году Готорн потерял работу на таможне. По совету Софии Пибоди, горячей сторонницы движения трансценденталистов, Готорн присоединился к общине «Брук-Фарм» и вложил в нее все свои сбережения. Он надеялся обрести место, где смог бы начать семейную жизнь, но уже через несколько месяцев обнаружил, что постоянное общение с людьми ему не подходит, и покинул общину.

После женитьбы в 1842 году Натаниель и София на три года переезжают в Конкорд. Там Готорн провел счастливейшие годы своей жизни, там были написаны рассказы, которые вошли в сборник «Легенды старой усадьбы» (1846). После рождения первого ребенка Готорн устроился инспектором на сайлемскую таможню. Спустя четыре года, за которые Готорн ничего не написал, в результате интриг местных политиков он был уволен.

Следующие два с половиной года его творчество переживает расцвет. Он получил признание как выдающийся американский писатель и автор самого глубокого психологического романа, созданного в Америк – «Алая буква» (1850). С не меньшим энтузиазмом были встречены последующие его произведения – «Дом о семи фронтонах» (1851), «Роман о Блайтдейле» (1852), материалом для которого послужило пребывание Готорна в общине Брук-Фарм, сборник рассказов «Снегурочка», два сборника для детей – ставшие классикой «Книга чудес» (1852) и «Тэнглвудские истории» (1853).

Совершенство художественной формы романов Готорна и глубина их нравственной проблематики нашли многочисленных почитателей среди молодых литераторов, таких, как Генри Джеймс. Один из них — Герман Мелвилл — поселился рядом с ним и посвятил Готорну «в знак преклонения перед его гением» свой знаменитый роман «Моби Дик».

Литературный успех принес финансовую независим ость, и, проведя полтора года в городе Леноксе на западе Массачусетса (1850–1851), Готорн купил дом Б.Олкотта в Конкорде, куда переехал весной 1852.

В благодарность за участие в президентской компании Ф.Пирса, бывшего сокурсника, чью биографию Готорн написал в 1852 году, ему предложили пост консула в Ливерпуле, и в 1853 году он впервые выехал за границу. Вдали от родины он создал всего одно произведение – повесть «Мраморный фавн» (1860), с типично готорновскими героями и множеством подробных и оригинальных описаний образцов итальянского искусства.

Он много путешествовал по континенту, а вернувшись в Америку, попал в самый разгар Гражданской войны. Его друг Франклин Пирс, бывший президентом страны, был объявлен изменником. Некоторые считали, что именно из-за его недальновидной деятельности отношения между Севером и Югом дошли до решающей точки. А поскольку Готорн Натаниэль посвятил своему другу книгу, его репутация тоже была потеряна. А пришедшая недавно популярность обратилась против него. В последние годы Готорн мучился от сильнейших болей в животе. Несмотря на это, он вместе со своим товарищем Пирсом отправился в Нью-Гемпшир на экскурсию. Там во время ночной остановки он и скончался. Это произошло 19 мая 1864 года.

Творчество Готорна во многом открывает для нас загадочную сторону жизни американских христиан-пуритан. В его произведениях очень много аллегорий и символизма. Натаниэль Готорн, наряду с В. Ирвингом и Э. По, считается основоположником жанра американской новеллы. Во многих произведениях писателя присутствует конфликт совести и греха, добра и зла, прошлого и настоящего. Примечательно как у Готорна свое понимание творчества, в котором он выступает как пламенный христианский проповедник. И если сравнивать его творчество с современниками, то по силе высказывания, по глубине метафор и яркости психологических портретов героев с ним может сравниться лишь Ф.М. Достоевский.

Справедливости ради нужно сказать, что христианские взгляды Готорна представляют собой причудливый синтез сложного взаимодействия христианских, демократических, утопических, философских идей с протестантской этикой. И все же в основе воззрений Готорна лежит нравственная этика евангельских заповедей, что очень сильно повлияло и на содержание и идеи его произведений.

Натаниэль Готорн был последовательным патриотом своей страны и сторонником человеческой свободы. Например, в рассказе «Седой заступник» перед народом встает реальная угроза диктатуры во главе «со служителями Высокой церкви», наемными солдатами и заморским монархом. И вот тогда появляется «заступник народа», который встает на защиту и одним взглядом останавливает наемников. Интересно как писатель связывает личность героя с лидерами первых пуританских общин, принесших христианскую веру в Америку. Это отражено даже во внешности Седого заступника: «На нем была одежда первых пуритан, темный плащ и шляпа с высокой тульей, какие носили лет пятьдесят тому назад; он был опоясан тяжелой рапирой, но опирался на посох, чтоб укрепить дрожащую поступь старческих ног... Его величавый лик… сочетал в себе вождя и святого». Заступник так говорит о своей миссии: «Я потому здесь…, что вопли угнетенного народа достигли моей тайной обители, и Господь, вняв моим смиренным мольбам, дал мне вновь явиться на землю ради защиты правого дела во славу его святых». В этом Готорн видит весь смысл христианской веры – в деятельном служении людям и обществу, отстаивании свободы человека, его уникальности. Это становится основным лейтмотивом многих его произведений.

Готорн часто применят форму притчи, многие его герои символичны, в их образах он пытается воплотить нравственные и духовные идеалы. Его герои часто предстают перед нами как одинокие борцы с грехом. Этот романтический идеал одинокого и несгибаемого воина писатель черпал из своих представлений о пуританстве. Писатель считает, что человек слишком грешен, его «сердце повреждено», поэтому он разделен с Христом. Но в то же время положительный герой нравственен, он прозревает в себе Божий свет и, благодаря этому, сопротивляется греху и помогает в борьбе своему ближнему.

И, конечно, литературные притчи всеми своими корнями вырастают из евангельских притч Христа. Готорн, обращаясь в притчах к своим согражданам, старался донести до них свет евангельского учения, предостеречь от религиозного фанатизма и научить их любви к Отечеству. И при этом в своих христианских взглядах писатель остается наследником пуританских идей отцов-основателей Америки, изгнанных из Европы еще во времена религиозных войн XVII века. Христианские взгляды писателя наиболее ярко нашли отражение в рассказах «Кроткий мальчик», «Великий карбункул», «Седой заступник», «Снегурочка», «Волшебная панорама фантазии», а также в больших произведениях, романах.

В рассказе «Кроткий мальчик» писатель, будучи сторонником пуританских взглядов, открыто выступает против любого проявления религиозного фанатизма и обращает внимание на многие положительные черты квакеров, подвергшихся гонению и жестоким репрессиям со стороны официальной религии Новой Англии как «приверженцев таинственного и пагубного учения». Примечательно, что воплощением христианских добродетелей — кротости, прощения, смирения — является ребенок, сын презираемой всеми несчастной Кэтрин, представительницы небольшой квакерской общины. Рассказ может быть истолкован как притча, повествующая о духовном подвиге ребенка, наделенного мужеством, на которое порой не способен даже взрослый человек.

Название рассказа символично: «Кроткий мальчик» Илбрагим явил собой пример мужественно переносимых крестных мук, обрушившихся на ни в чем не повинное дитя. Писатель показывает благотворное воздействие христианских добродетелей ребенка на души взрослых. Илбрагим, кроткий мальчик, прощает все, что ему пришлось претерпеть от своих гонителей: унижение и побои сверстников, презрение горожан, так и не принявших сына «сумасшедшей сектантки», предательство близкого человека, которому он безгранично доверял и который нанес удар в спину, первым бросил в него камень. И не случайно, что именно кротость для Готорна является одной из самых ценных добродетелей. Писатель не приемлет мести, а значит и продолжения кровопролития между людьми. Ведь именно месть, привела к таким ужасающим последствиям в жизни людей.

Готорновское наследие достаточно обширно и очень разнообразно. Оно охватывает различные прозаические жанры: роман, классическую новеллу, новеллу-сказку, эссе, скетч, очерк. Но сто с лишним рассказов Готорна — это лишь малая часть того, что было намечено в его записных книжках. Помимо пяти опубликованных романов, у него были готовы сюжеты еще пяти. Эти нереализованные замыслы — результат не творческой лени, а необыкновенной требовательности к себе. Готорн беспощадно жег то, что его не устраивало.

В подтексте романов и рассказов писателя нередко возникает мысль о наличии некой высшей силы, направляющей деятельность человека, об универсальном законе, о «всесильном провидении», над которым человек не властен. Но ценность творчество Готорна все же не в этом. Его произведения вызывают в нас эмпатию, сопереживание. Нас может раздражать чрезмерная морализация, иногда мелодраматичность сюжета, но мы забываем это, когда вступаем в диалог с героями – отрицательными или положительными.

Вот в этом и состоит ценность настоящего искусства, настоящей литературы – мы не уходим равнодушными. Книги не отпускают нас, заставляя ставить сложные вопросы и отвечать на них самим. Таким образом мы прорываемся из крепости сна, в которой привыкли находиться, убегая от реальности. Один мой знакомый как-то очень точно сказал: «Если мне хочется написать продолжение книги – значит, это стоящая книга». И в этом смысле произведения Готорна не просто пыльная классика, которая должна стоять на книжных полках по своему статусу и месту в истории литературы, это живая классика, затрагивающая самые болезненные вопросы духовной жизни, царапающая и раздирающая душу. И я уверен, что на его книгах пыль еще долго не успеет осесть.
Зачем мятутся народы

Нужно ли афишировать свою веру?

Грех самоправедности

Многое зависит от Адвоката

Эгоистично ли искать спасения?

До свидания, Командор! Памяти Владислава Крапивина

"Не судите" или "не обличайте"?

Нет другого имени

Благодать - это значит даром

Невыносимая благодать

Чтобы не возникало сомнений

Верность, как предвестие рая

Как исполнять Божьи заповеди? Размышления на вторую главу Послания Иакова, стихи 8-13

Безнадежность и надежда

Внутри или снаружи

Самый удивительный объект в мироздании

По одному человеку за раз

Чему учит дистанционное образование?

Расизм, марксизм и Библия

О взаимопонимании, самоизоляции и пандусах
  Следующие 20 >>