анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Человеку нужен человек

Игорь Попов, Москва

В маленьком зале кинотеатра было довольно уютно. На небольших двухместных диванчиках расположились либо влюбленные парочки, либо родители с чадами. Фильм уже сошел с киноэкрана, и мне удалось попасть в единственный кинотеатр, где его еще показывали. Мне было комфортно и уютно, но кино, которое я посмотрел, заставило меня забыть про чувство комфорта.

Выйдя из кинозала, я долго не мог понять, что со мной происходит. Почему я не могу сформулировать то, что увидел, а вернее пережил во время кинопоказа. Уже давно я не испытывал такого культурного шока от просмотра фильма. Пожалуй, этого не происходило с того момента, когда я впервые посмотрел «Солярис» Андрей Тарковского. Но канадскому режиссеру Дэни Вильнёву удалось снять свой фильм «Прибытие» именно так, чтобы озадачить, вырвать зрителя из уютного положения «а-я-там-смотрю-не-трогайте-меня-я-ведь-зритель».

Фильм «Прибытие» Дэни Вильнёв снял по великолепной повести писателя-фантаста, мастера короткой прозы Теда Чана «История твоей жизни». И, говоря о фильме, невозможно обойти стороной литературный оригинал. Повесть я прочитал позже просмотра фильма, и очень этому рад хотя бы потому, что мое восприятие от чтения нисколько не пострадало от визуала экранизации.

Я всегда считал, что глупо сравнивать литературный оригинал и экранизацию по одной простой причине: кино – это всегда новое произведение, даже если оно пытается сохранить атмосферу и дух прозы. И поэтому в итоге мы имеем счастливую возможность читать великолепную повесть и смотреть выдающееся кино, воспринимая их отдельно друг от друга.

Хочется сказать сразу, что фильм «Прибытие» - это умное, многослойное и талантливое кино, относящееся к жанру научно фантастики лишь формально, не смотря на все жанровые признаки: прекрасные визуальные эффекты, научную составляющую, космических пришельцев и фантастический антураж. По сути фильм не о пришельцах, а о нас с вами, о всем человеческом, что есть в нас. Кстати, кроме всего прочего, фильм разрушил одну мою личную антипатию. После сеанса я вышел с убеждением, что американскому актеру Джереми Реннеру, которого я, скажу вам по секрету, терпеть не мог до этого фильма, нужно завязывать с ролями брутальных супергероев и играть интеллектуалов, его герой меня по-настоящему покорил.

Так о чем же все-таки фильм? Казалось бы, что может быть скучнее контакта с внеземными цивилизациями, а уж тем более вторжения оных на Землю, на киноэкране. Взять хотя бы «Притяжение» Бондарчука. Если режиссер берется за фильм о вожделенном контакте с инопланетянами, то есть опасность попасть с ловушку избитых штампов и уже наработанного до него материала. Что можно сказать нового после «Контакта» Земекиса или «Космической одиссеи 2001» Кубрика? Наверное, просто нужно перевернуть идею контакта с ног на голову.

По сюжету фильма, над разными точками планеты зависли двенадцать огромных инопланетных кораблей. Пытаясь понять причины и цели их появления, спецслужбы США связываются со специалистами, привлекая в их числе лингвиста Луизу Бэнкс (Эми Адамс) и физика Иэна Доннели (Джереми Реннер). Луиза же постоянно обращается к своей дочери, погибшей от редкой болезни в юном возрасте, и это пронизывает весь сюжет фильма.

Луиза и Йэн с большой группой помощников работают на объекте в штате Монтана, однако имеют постоянную связь с аналогичными группами в одиннадцати других местах и обмениваются с ними сведениями. Каждые 18 часов вход в инопланетные «ракушки» открывается, и группа специалистов проникает внутрь кораблей. Корабли обитаемы, и инопланетяне пытаются вступить в контакт с землянами через своеобразную прозрачную стену. Инопланетяне напоминают земных головоногих, имея тело с радиальной симметрией и семью щупальцами, именно поэтому Йен и называет их гептаподами (семиногами). Йен же дает двум пришельцам имена Страшила и Дровосек, земляне начинают исследования структуры их языка.

Вот тут нужно сделать необходимые объяснения. Весь сюжет фильма сосредоточен на том самом контакте – то есть поиска языка общения с пришельцами. Именно язык является и главной сюжетообразующей темой повести Чана. В повести инопланетяне установили в нескольких местах на Земле «зеркала», сквозь которые устраивались сеансы связи. На каждом сеансе присутствовали по два инопланетянина и два землянина. Земляне поставили своей задачей освоить язык инопланетян и узнать об их научных и технических достижениях, в связи с этим к одному из «зеркал» в качестве специалиста по лингвистике была приглашена Луиза, в качестве ее напарника выступал физик Гэри. Со временем, пользуясь методами полевой лингвистики, Луиза смогла разобраться в устном языке пришельцев и выступать в роли переводчика.

Однако в большей степени ее заинтересовал письменный вариант их языка, который представлял собой совершенно автономную систему, не отражающую устный вариант и близкий к семографическому письму, как его называет сама Луиза. Этот вид письма не имел аналогов в земных языках, при помощи него смысл передавался сочетаниями изображений для отдельных понятий, которые сплетались в огромный узор. Оттенки смысла выражались поворотом фигур, наклоном или толщиной отдельных линий. Если устная речь гептаподов была линейна, то письмо не отражало порядок следования слов в предложении, а включало в себя все понятия, которые содержались в высказывании.

По предположению Луизы, особенности письма гептаподов были связаны и с устройством их тел (они обладали радиальной симметрией), а также отражали их картину мира. Математики и физики долго пытались нащупать основание для научного диалога, пока не поняли, что пришельцам наиболее близок принцип Ферма. Этот принцип Пьер Ферма сформулировал в 1662 году. В геометрической оптике — это постулат, предписывающий лучу света двигаться из начальной точки в конечную точку по пути, минимизирующему время движения. Если сильно упрощать, то это принцип вариативности, который активно применяется в физике, особенно в квантовой физике. Гэри так его объясняет Луизе: «Почти любой физический закон можно переформулировать как вариационный принцип. Они различаются только характеристикой, которая минимизируется или максимизируется. В оптике, где используется принцип Ферма, экстремальное значение принимает время. В механике — другая характеристика. В электромагнетизме что-то свое».

Благодаря этому Луиза понимает, что мышление пришельцев устроено принципиально иначе. Для них не существует свободы выбора и причинно-следственной связи, поскольку они воспринимают историю не как последовательность, а в целостности, как совокупность всех уже бывших и еще только предстоящих фактов. Иначе говоря, гептаподы знают, что должно произойти, и следуют этому знанию. Это переворачивает и мир Луизы, она обретает способность не просто видеть, а знать будущее.

Вот именно вокруг этой проблемы и построена вся проблематика повести Чана. Там нет разработки психологии героев, все строится вокруг языка как ключа к мировоззрению и познанию. Здесь Чан апеллирует к известной лингвистической теории, известной как гипотеза Сепира-Уорфа или гипотеза лингвистической относительности. Согласно этой гипотезе, структура языка влияет на мировосприятие и воззрения его носителей, а также на их процессы познания мира.

И вот тут стоит вернуться к фильму. Фильм идет дальше идей повести Чана. Режиссера не столько интересует эффект языка пришельцев, сколько то, как он влияет на человека и человечество в целом. И поэтому фигуры Луизы и Йена глубже, реалистичнее и интереснее, чем их аналоги в повести Чана.

На самом деле фильм ставит очень важный вопрос: существование свободы воли, свободы выбора не совместимо со знанием будущего. Но почему? Тут можно вспомнить ветхозаветных пророков, которым открывалось это будущее, предстоящие события. Это отнимало их свободу воли? В повести Чан ссылается на Книгу Веков, абстракцию, которая содержит в себе все события из прошлого, настоящего и будущего. И вот в этом отличается мировосприятие землян, которые время воспринимают линейно, как череду последовательных событий, и гептаподов, которые время воспринимают нелинейно, живут с этим знанием и при этом делают выбор следовать своему пути.

Однако и это не единственная важная идея фильма. В повести Чана вообще нет политики. А вот Вильнёв вводит ее (вполне логично, раз уж говориться о всеземном характере контакта) и обостряет саму идею контакта, ее возможность.

Уже много лет человечество грезит идеей контакта с внеземными цивилизациями. Но почему? Мы обостренно чувствуем свое одиночество во Вселенной. Мы чувствуем тот духовный вакуум, что, отказавшись от взаимосвязи и отношений с Творцом, боимся черноты космоса и чувствуем, что предоставлены сами себе и это нас так страшит? Что могут принести нам пришельцы? Ответы на наши нравственные вопросы? Спасение от нас самих?

Но даже не это самое главное. Мы так вожделеем контакта с мудрыми и далеко ушедшими в своем развитии пришельцами. Но как мы сможем понять их, если не научились договариваться друг с другом. Никакие знания, научный прогресс и понимание процессов мироздания не научили нас этому взаимопониманию. Более того, иногда кажется, что от древних народов нас отличает лишь совершенство оружия уничтожения друг друга.

Вильнёв предлагает особый дар пришельцев — их язык, который меняет восприятие человека времени. И мировой катаклизм предотвращается не политическими технологиями, а благодаря обычному человеческому контакту и способности к эмпатии. Мы понимаем, что в жизни все происходит сложнее. Но тут ведь режиссер скорее обращается к зрителям с вопросом: готовы ли мы понять друг друга уже сейчас, без всемогущих пришельцев и их дара? И, конечно, это не единственный вопрос, который ставит перед нами фильм.

В фильме Тарковского «Солярис» ученый Снаут мне кажется очень верно сформулировал эту проблему: «Мы не хотим завоевывать космос, мы просто хотим расширить Землю до его пределов… Человеку нужен человек». И я целиком и полностью согласен с этим утверждением. Человеку нужен человек.
Зачем мятутся народы

Нужно ли афишировать свою веру?

Грех самоправедности

Многое зависит от Адвоката

Эгоистично ли искать спасения?

До свидания, Командор! Памяти Владислава Крапивина

"Не судите" или "не обличайте"?

Нет другого имени

Благодать - это значит даром

Невыносимая благодать

Чтобы не возникало сомнений

Верность, как предвестие рая

Как исполнять Божьи заповеди? Размышления на вторую главу Послания Иакова, стихи 8-13

Безнадежность и надежда

Внутри или снаружи

Самый удивительный объект в мироздании

По одному человеку за раз

Чему учит дистанционное образование?

Расизм, марксизм и Библия

О взаимопонимании, самоизоляции и пандусах
  Следующие 20 >>