анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Пилигрим русской живописи

Игорь Попов, Москва

Вокруг его фигуры при жизни ходило много легенд и кривотолков. Одни считали его святым подвижником, посвятившим себя высшей цели, другие гордецом, считающим себя чуть ли не новым мессией в живописи. А он много лет продолжал работать над самой главной своей картиной, полотном, которое, по мнению художника, должно произвести переворот в душе человеческой, стать воплощением всемирной истории, ее началом и ее завершением.

Я очень хорошо помню тот день, когда мама повезла меня в Третьяковскую галерею, обещав, что я там увижу самую великую и грандиозную картину в истории живописи. Накануне поездки я плохо спал, ворочался с боку на бок и пытался представить, что за картину я увижу. На следующий день мы к открытию уже были у касс музея. Но мама не спешила меня провести в зал с картиной, мы обошли несколько залов прежде чем я увидел ее.

Сначала я подумал, что меня обманули. Картина действительно была грандиозных масштабов, занимала всю стену. Но что же в ней особенного? Я ожидал невероятных пейзажей или масштабных батальных сцен, а тут… библейский сюжет, фигура приближающегося в толпе людей Христа. И это все? «Подожди, - сказал мне тогда мама, будто почувствовала мое нарастающее разочарование. - Не спеши. Просто смотри на нее, постарайся рассмотреть картину внимательно. Не говори ничего».

Я стоял и смотрел на живописное полотно, вокруг меня проходили люди, слышны были шаги, посторонние звуки и тут что-то произошло. Звуков не стало, картина постепенно стала заполнять собой все пространство. И я очутился внутри. Услышал как вода плещется о берег, как ветер колышет ветви растущего рядом с рекой дерева, как переговариваются друг с другом люди. Это было мое первое знакомство с великой картиной русского художника Александра Иванова «Явление Христа народу». Потом я неоднократно приходил в тот зал, и привел туда свою дочь, боясь, что она не ощутит того восторга, какой ощутил тогда я. Но нет, она тоже была поражена этой картиной, и мы потом много говорили о том, в чем же заключена тайна этого живописного шедевра.

Великий русский живописец и мыслитель Александр Андреевич Иванов родился 16 июля 1806 года в Санкт-Петербурге в семье профессора живописи Андрея Ивановича Иванова. В одиннадцать лет он поступил «вольноприходящим» учеником в Императорскую академию художеств, где воспитывался под руководством своего отца. Официальным руководителем Иванова по Академии был профессор Ф. Е. Егоров.

Первый свой успех художник переживает в восемнадцать лет - за картину на сюжет «Илиады» Гомера «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора» (1824) ему присуждают золотую медаль. Ученические годы художник завершает исполнением программной работы на библейский сюжет «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице хлебодару и виночерпию» (1827). Иванов получает звание художника XIV класса и награждается золотой медалью первого достоинства.

Для получения права на доездку в Италию художнику пришлось писать новую дипломную работу. Весной 1830 года после завершения небольшого полотна «Беллерофонт отправляется в поход против Химеры» Иванов получает, наконец, возможность уехать в Италию за счет Общества поощрения художников.

За границей Иванов посетил Австрию и Германию, останавливался на непродолжительное время в Дрездене. С 1831 по 1858 год художник жил в Риме, посетил города Средней и Северной Италии, Венецию, Неаполь. Здесь он делал копии «Сотворения человека» Микеланджело в Сикстинской капелле, придумывал эскизы на разные библейские сюжеты. Снова обращаясь к библейско-евангельской теме художник работает над эскизами к неосуществленной им картине «Братья Иосифа находят чашу в мешке Вениамина» (1831-1833). Иванов все больше углубляется в духовные поиски и изучение Священного Писания, особенно Нового Завета. Именно тогда он и приходит к мысли воплотить грандиозный замысел — написать картину на «мировой сюжет», посвященную первому явлению Мессии народу.

Но прежде чем взяться за воплощение этого замысла, художник решил попробовать свои силы над меньшим по объему произведением. В результате он пишет полотно «Явление воскресшего Христа Марии Магдалине» (1834). Эта превосходная по красоте композиции картина, отличающаяся благородством стиля и рисунка, была исполнена еще совершенно в академическом духе. Картина имела огромный успех и в Италии, и в России, а в 1836 году в Санкт-Петербурге художнику было присвоено звание академика, подтверждающее его мастерство.

В 1830-1840-х годах Иванов находится в постоянном духовном общении со многими деятелями отечественной культуры и представителями передовой русской интеллигенции, размышляет над путями разрешения глубоких социальных противоречий. Его мировоззрение формировалось под влиянием Н. В. Гоголя, с которым художник дружил в эти годы. Гоголь во многом повлиял на представления Иванова о просветительских задачах искусства. Иванов тесно общался с членом московского кружка любомудров Н. М. Рожалиным и главой немецких назарейцев художником Ф. Овербеком. Именно тогда он и увлекается идеями Шеллинга, который рассматривал искусство как высшую форму постижения мира.

Иванов считает, что на художника возложена высокая просветительская и пророческая роль. Он верит, что искусство должно служить преобразованию и нравственному усовершенствованию человечества. «Мир лежит во зле... Искусство забыло развиваться сообразно процессу общественных идей», - писал Иванов из Италии. Художник стремился осмыслить основные вопросы человеческого бытия, выдвинуть значительные философские и моральные проблемы. Разрабатывая собственную философию искусства, Иванов соприкасается со славянофильской философией, перенимает идеи кружка Д. В. Веневитинова.

Все это привело его к решимости приступить к созданию самого главного своего полотна, созданию которого он посвятил 20 лет своей жизни. Картина «Явление Христа народу» (1837-1857) стала жизненным подвигом художника. Это не просто картина на библейский сюжет — это размышление художника над важнейшими вопросами человеческой жизни и истории цивилизации. В своем произведении Иванов выразил свои мысли о влиянии божественного и возвышенного на преображение человека. Основное содержание сюжета картины — начало освобождения и нравственного возрождения человечества. Иванов трактовал евангельский сюжет как реальное историческое событие. На картине он изобразил приход Спасителя к толпе «лиц разных сословий, разных скорбящих и безутешных» (по словам художника), собравшихся вокруг Иоанна Крестителя на берегу Иордана. Пророк вдохновляет толпу надеждой на избавление от бед и страданий, указывая на приближающегося Бога-Сына. Работая над картиной он глубоко вдумывался в сюжет, детально изучая тему, делал множество этюдов и зарисовок, менял первоначальную композицию и ее подробности.

Во время работы над картиной Александр Андреевич создает 600 этюдов, которые искусствоведы рассматривают как отдельные произведения. Они представляют собой синтез двух основных источников: классического искусства и его собственных представлений о передаче определенных человеческих качеств и состояний. В пейзажных этюдах Иванов добился огромных успехов в изображении пространства. Он смог добиться гармоничного и естественного сочетания объема и пространства, использовав достижения пленэрной живописи, и сохранил при этом выразительность и насыщенность цвета.

Иванов задумывал свой собственный храм искусства, который стал бы одновременно и историческим пантеоном человечества. Этому замыслу были посвящены последние десять лет жизни. С этой целью художник работает над циклом «Библейских эскизов», которые предназначает для росписей этого храма, приближаясь к идее раннехристианского искусства изобразительными средствами передавать духовные истины Священного Писания. Иванов трактовал древние легенды как историю духовного и нравственного развития человечества.

В «Явлении Христа народу» Иванов полностью отрекся от традиционных академических рутинных взглядов и приемов. Он напряженно ищет естественности, реализма, способы выражения, соответствующие индивидуальному характеру и значению изображенных лиц, применял композиционные решения, которые больше соответствуют изображаемому событию, достигал большой выразительности линий, открыл новые возможности графики.

В последние годы своего пребывания в Риме художник был занят хлопотами по доставке картины в Россию. Только в 1858 году Иванов решился отправить «Явление Христа народу» в Санкт-Петербург и явиться туда вместе с нею. В мае 1858 года картина А. Иванова прибыла в Петербург и 28 мая 1858 года показана членам императорской фамилии, высшим представителям государственной власти и президенту Академии художеств великой княгине Марии Николаевне, дочери Николая I. Выставка картины и всех относящихся к ней эскизов и этюдов состоялась в одной из зал академии художеств стала таким событием в русском искусстве, какого еще не было со времен К. Брюллова.

Но современники не поняли картину своего соотечественника. Картина вызвала резкое неприятие в официальных академических кругах, которые утверждали, что автор не оправдал их ожиданий. Художник, столько хлопотавший о вывозе картины из Италии, уставший от унижения, равнодушия и бессмысленных хлопот в России, слег, сраженный холерой. Через три дня 3 июля 1858 года Александр Андреевич Иванов скончался. Через несколько часов после кончины живописца стало известно, что «Явление Христа народу» была приобретена императором Александром II за 15 тысяч, а Иванов пожалован орденом Святого Владимира.

Почему большинство современников (конечно, не все, были и те, кто с восторгом принял это творение и считали его новым словом в русской живописи) не приняли и не поняли произведения Иванова? И вот тут как раз стоит поговорить о «живописном коде».

Картина Иванова, как никакая другая в истории живописи, может стать иллюстрацией того, как необходимо нам понимать и изучать язык живописи. Ведь для чтения книги нам нужно не только изучить алфавит и правила чтения, но вникать в разнообразные культурные и исторические контексты, символику и язык автора. То же самое касается и живописи.

Так о чем же нам говорит картина Александра Иванова «Явление Христа народу»? Давайте посмотрим на нее внимательно. Бледное, исхудалое лицо Иоанна Крестителя, его огненный взор обращены к идущему вдали по береговой возвышенности Мессии. Это самая крупная фигура на всей картине. Он указывает на Христа. За ним мы видим группу апостолов. Первый, рыжий, – апостол Иоанн, самый молодой из них. Мы видим его молодость, импульсивность, он будто весь устремляется к Христу. За ним стоит апостол Петр. И в его фигуре мы сразу же ощущаем его горячий характер, готовность к немедленным действиям. У Петра ухо обращено в ту сторону, где Христос, но голова при этом развернута, словно он испытывает какую-то внутреннюю борьбу. Рядом с Петром апостол Иаков, он смотрит не на Христа и не на Иоанна Крестителя, а куда-то внутрь себя. Иаков здесь воплощает тип человека рассудительного, своеобразная метафора рассудительной веры, для которой нужны серьезные основания. Он словно вспоминает все пророчества Ветхого Завета, и размышляет: тот ли Он обещанный Мессия, или нам ожидать другого. Рядом лицо еще одного ученика – Нафана. И если Иаков смотрит внутрь себя, то Нафан выражает сомнение, а не размышление. Взгляд Нафана направлен вниз и в сторону, лицо выражает предубежденность. Таким образом художник показывает нам два образа сомнений.

На полотне зритель видит идущих с холма людей, а также уже совершивших крещение и слушающих пророка. А он говорит о том, что нужно встретить грядущего Мессию. Очень точно об этом написал академик А.Н. Мокрицкий: «Сюжет, взятый художником для своей картины, есть один из самых высоких, самых священных, которые существуют в понятиях христианства. Пришествие Спасителя есть начало Его благодати миру, приближение момента обновления человека». Художник изобразил момент наступления нового мира, шествие времени, когда следует оглянуться на прошлое и испытать его перед лицом будущего, открывает смысл всех проповедей Иоанна Крестителя. В этом и состоит суть объединения Ивановым двух моментов в один сюжет - пророчества и явления.

На первом плане полотна, справа, стоит нагой человек, который уже готовился надеть платье, как вдруг услышал Благую весть. Горячая душевная радость и умиление выразились на его лице, а глаза наполнились слезами. Это лицо так изумительно написано художником, что зритель как будто видит дрожание мышц на его лице, во всем движении его тела чувствуется радость.

Рядом с ним стоит юноша со сложенными руками, может быть, его сын. Еще не вполне понимая значения слов грозного пророка, он с напряженным вниманием и затаенным страхом смотрит на Иоанна. В этом юноше как будто уже видится будущий христианский мученик. Несколько человек в этой группе повернулись в ту сторону, куда указывает Иоанн, другие же остались стоять, как и прежде. В толпе видны надменно хмурые лица окаменелых сердцем книжников и фарисеев. Далее - кроткие, скорбные женские лица. Некоторые из них видны только частями - или одним ртом, или глазами, но это написано так выразительно, что зрителю кажется, будто он видит все лицо.

Недаром А. Иванов разыскивал по всей Италии натурщиков, похожих на жителей древней Иудеи, и писал с них бесчисленные этюды на свежем воздухе, при свете солнца. В героях своей картины он хотел видеть не внешнюю красоту, а глубокую правду чувств и характеров. Для этого художник посещал синагоги и церкви, чтобы наблюдать молящихся, потому мы и находим среди этих людей поборников и противников новой веры, колеблющихся и безучастных, надеющихся и любопытных, смелых и робких, злых и добрых, богатых и нищих, закоренелых стариков-упрямцев и жаждущих истины юношей.

И все же центром картины является фигура Христа. На весьма выгодном для картины отдалении Он идет по каменистому пути. Твердым шагом идет Он взять на Себя грехи всего мира и умереть на кресте. В этой фигуре Спасителя художнику удалось выразить его божественную мудрость, величие, кротость духа и решимость на подвиг. Иванов очень долго работал над изображением Христа, всего было сделано около 300 эскизов, поэтому он с такой силой изобразил Его божественное происхождение, фигура его словно воплощается, материализуется из воздуха. Даже неясность в очертаниях лика Христа была в намерениях художника, чтобы не останавливать зрительского воображения. Образ Христа становится воплощением идеала: художник использовал для этого как мужские, так и женские черты лица, как воплощение всего человеческого. Непостижимость Мессии невозможно передать никакими изобразительными средствами, поэтому его образ так туманен.

Шаг Христа в картине А. Иванова направлен прямо к группе «грешников», возглавляемых фарисеями. В первоначальных живописных эскизах Спаситель был изображен идущим навстречу Иоанну, но впоследствии художник изменил направление Его движения. Художник словно отсылает зрителя к словам Евангелия: «Я пришел не праведников, но грешников призвать к покаянию». Изменив направление движения Спасителя, Иванов драматизировал свое художественное повествование: движение Иисуса было тем самым наделено значением неумолимо приближающегося приговора.

Кстати, в фигурах на картине художник изобразил себя и своих друзей. Одну из фигур купающихся, ближайшую к Христу, Иванов рисовал со своего друга Николая Гоголя. Сходство особенно заметно на этюдах к картине, на самом же большом полотне оно сглажено. Есть два варианта картины: на первой — Гоголь спиной к Христу, есть версия, что это совпало с началом работы над «Мертвыми душами», на второй — Гоголь лицом к Христу, по окончании работы над поэмой.

А человек в серой шляпе с посохом, находящийся ближе всего к Иоанну Крестителю, – это автопортрет самого художника. Была такая традиция – вносить себя в библейские сюжеты и на иконы. Каким себя видит Иванов? Он в шляпе и с посохом путешественника – он путешествует. С другой стороны, он сидит у ног Иоанна Крестителя как ученик – он видит себя учеником. Он очень внимательно слушает, что говорит Иоанн Креститель, и смотрит туда, куда тот показывает. Этот образ, по свидетельству знающих Иванова людей, очень точно передает его характер и позицию.

Действительно, аналогов картине Александра Иванова «Явление Христа народу» не существует в истории мировой культуры, ведь она вобрала в себя не только осмысление художником библейских событий, но и подтверждала вечную актуальность евангельского повествования, начала и совершения духовной истории человечества. Не зря о картине замечательно написал славянофил А.С. Хомяков: «Видеть картину Иванова не только наслаждение, но гораздо большее: это событие жизни».

И я по хорошему завидую тем, кто впервые откроют для себя эту великую картину пилигрима русской живописи Александра Иванова. Она до сих пор поражает как масштабами замысла, так и внутренней духовной напряженностью, когда ты почти на физическом уровне становишься свидетелем библейских событий. А уж к какой группе людей на картине вам присоединиться, вы уж решайте сами.
 
 
Христиане в Узбекистане

К юбилею реформации. Что не сработало?

Слушает ли Бог грешников?

Надежда на чудо

Цена прощения

Наше оправдание

Наука и чудеса

Фейки лукавого

О деноминациях и Старших пресвитерах

Аргументы против медицины

Когда я стану великаном

Божие задание

Берегитесь, если вы правы

О могильных камнях

Памятник: снести нельзя помиловать

Между земной и небесной любовью

Единство любящих

Посмотрите на меня

О заслуженной смертной казни

Встав на заре, возьму псалтирь свою
  следующие 20 >>