анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Обретая свободу

Игорь Попов, Москва

Эта книга валялась в аудитории педвуза полгода, никому не нужная, забытая, так и не прочитанная теми, для кого она писалась. Некоторые страницы даже склеились друг с другом от сырости. Я открыл книгу на первой попавшейся странице, пробежал по строкам беглым взглядом и… не смог оторваться. Текст притянул к себе, я даже отметил, что время от времени вслух произношу: «именно… в точку… ведь верно же».

«Шестилетний умный мальчик грустно говорит маме: «Я думал, вы с папой хорошие люди, а вы нет, вы недобрые, вы меня не любите. Я у вас всегда виноватый». За вопросом «виноват?» или «не виноват?» скрывается вопрос «люблю» или «не люблю». Ребенок все время виноват перед нами? Значит, мы его не любим. Скоре всего мы боимся за него, но страх не любовь. Или мы стыдимся своего ребенка перед другими людьми, что тоже весьма не похоже на любовь. Виноват - значит, нелюбим. Любимые не виноваты! И значит, мы перед ребенком виноваты во сто раз больше, чем он перед нами: на нас лежит тяжелый грех нелюбви к собственным детям».

Хорошая книга очень быстро становится твоим собеседником, с которым ты можешь соглашаться, а можешь и спорить, но не остаешься равнодушным. Так у меня произошло и с книгой «Педагогика для всех», которую написал журналист, педагог и философ Симон Львович Соловейчик (1930 — 1996). Он был личностью легендарной и выдающейся, ему словно было тесно в узких рамках одной профессии. В нем совмещался прекрасный полемист и журналист, педагог, философ, писатель. Сам же Соловейчик называл себя сочинителем.

Обычно об учителях вспоминают в сентябре, когда детей, изрядно обленившихся за летние каникулы, отправляют за школьные парты под неусыпные взоры школьных преподавателей. Сейчас стало нормой говорить о недостатках школьной системы, неудачах реформы образования. Но часто ли мы говорим о том влиянии, которое оказали на нас Наставники? Большое счастье, если на своем жизненном пути мы встречаем настоящих Учителей, которые становятся не просто преподавателями, но друзьями, наставниками, теми, на кого мы равнялись, чье мнение для нас было очень дорого.

Симон Соловейчик для многих людей стал мудрым педагогом, наставником и просто другом. Он родился в семье литработника газеты «Красная звезда» и писателя Льва Исомеровича Соловейчика (1905—1989), автора книги «Дом сержанта Павлова» (под псевдонимом Л. Савельев). Мать Симона во время войны была главврачом санитарного поезда, в послевоенные годы — заведующей медицинскими складами Московского военного гарнизона, позже — заведующей одной из московских аптек.

Среднюю школу Соловейчик окончил в Москве в 1946 году. В войну два года провел на Урале в эвакуации. В 1953 году окончил филологический факультет МГУ. Преподавал русский язык и литературу в библиотечном техникуме города Зубцова, пионервожатым. Тогда же начал печататься в центральной прессе. По возвращении в Москву работал в газете «Строитель стадиона». С 1958 года был корреспондентом журнала «Пионер», а с 1956 по 1977 год корреспондентом «Комсомольской правды».

Это было особое время для советской журналистики, когда в средствах массовой информации появляются настоящие «пассионарии» профессии. Это было время дискуссий, споров, поисков ответов на самые злободневные вопросы. Когда казалось, что общество выбралось на свежий воздух свободы. В шестидесятые годы в «Комсомолке» работала известная журналистка Софья Большакова. Ей было поручено писать о жизни учащихся ПТУ (профессионально-технических училищ, помните такую аббревиатуру?). Именно ей и пришла в голову идея выпускать для них специальную страничку в газете. Она же и придумала для нее название – «Алые паруса» (увлечение феерией Александра Грина тогда было почти поголовным). К сожалению Большакова так и не смогла претворить свою задумку в жизнь.

Но за идею ухватился молодой корреспондент Симон Соловейчик, предложив выпустить страничку под этим названием для школьников. Подробности истории создания странички «Алые паруса» рассказал Иван Зюзюкин, который заведовал школьным отделом «Комсомольской правды» в 1960-е годы.

«В советской газетной журналистике, насколько я знаю, прежде ничего не писали для подростков с учетом их возрастных особенностей. А если писать, мучились мы над первым выпуском, то про что писать? И что очень важно – как писать? Нравоучительный тон заведомо отвергался. Правильно говорят: на ловца и зверь бежит. Иначе говоря, нужен был удачный повод. И он пришел в образе одной московской учительницы. Учительница как учительница. Но она принесла с собой классную стенгазету как образец морального разложения одного из своих учеников, с которым никак не могла сладить. Газета называлась необычно для тех времен – «Там-Там!» Редактором ее был непослушный ученик Леша Ивкин. «Вы почитайте!» - умоляла журналистов отдела учительница. Они почитали и переглянулись между собой. «Там-Там!» в весьма раскованной манере развернул дискуссию о достоинствах и недостатках рок-музыки, писал о длинных волосах и, кажется, о коротких юбках. Он был ярко раскрашен. Стиль на грани фола. «Разве можно выпускать такие газеты? - вопрошающе глядела на нас учительница. – Примите меры!»

Меры были приняты. Выпускник школы Леша Ивкин был принят на работу в отел «Комсомольской правды» и стал одним из самых ярких и интересных авторов «Алых парусов». На страницах приложения стали появляться статьи и других молодых авторов, которых заметил Соловейчик и помог им сформироваться, как журналистам.

В 1960—1970-е годы Симон Львович очень много пишет на общественные, семейные, школьные, музыковедческие темы. Его статьи публикуются в «Комсомольской правде», «Литературной газете», «Неделе», журналах «Пионер», «Семья и школа» и других. Вел передачи на радиостанции «Маяк» под названием «Я купил пластинку», в разные годы вел на центральном телевидении ежедневные передачи «Час ученичества» и «Педагогика для всех». Во второй половине 1970-х годов он уходит из всех газет и работает дома, в этот период и написана «Педагогика для всех» и ряд других книг.

В 1985—1988 годы связаны с «Учительской газетой», где он работал автором и специальным корреспондентом. Газету тогда возглавлял другая легенда педагогической журналистики — Владимир Федорович Матвеев, о котором мне бы тоже хотелось немного рассказать.

Выпускник МИМО, в начале 1960-х Матвеев был одним из организаторов движения юнкоров. Работал в журнале «Вожатый» в 1962—1965 годах, в 1965—1974 годах заместителем главного редактора в журнале «Пионер» и главным редактором в журнале «Мурзилка» в 1974—1984 годах. Но расцвет его деятельности и таланта был связан именно с «Учительской газетой», в которой он проработал главным редактором в 1983—1989 годах. При Матвееве тираж «Учительской газеты» вырос многократно и превысил миллион экземпляров. Во время работы Матвеева в «Учительской газете» авторская и новаторская педагогика в России смогла стать публичной.

Именно в этой газете Владимир Федорович вместе с Симоном Соловейчиком создали «педагогику сотрудничества», в рамках которой воспитание рассматривалось не как воздействие на ребенка, а как диалог педагога и ученика. Матвеев объединил вокруг газеты учителей-экспериментаторов и новаторов с большим педагогическим стажем. Он выдвинул идею создания Творческого союза учителей СССР, который объединил многих педагогов-новаторов: Ш. Амонашвили (учитель младших классов), В. Апраушева (директор Загорского интерната слепо-глухих детей), Э. Днепрова (в будущем министра образования) и других и послужил к попытке объединения всех ветвей новаторской педагогики.

Движением авторской педагогики были сформулированы новые задачи образования: развитие мышления в противовес энциклопедичности, развитие коммуникативности, толерантности, способности принимать решения и нести ответственность, способности работать на стыке различных предметных областей, быстро ориентироваться в информационных потоках, умение работать в команде проектным способом, умение оформить и предъявить результат, умение ориентироваться и усваивать тексты культуры и иных гуманитарных технологий. Также появились новые методы мотивации детей в учебном процессе: исследовательский тип, конструкторский, игровой, клубный и другие.

Своего пика движение авторской педагогики достигло в начале 1990-х, после чего разделилось на отдельные обособленные ветви движений: движение частных школ, куда ушли многие из учителей, объединение учителей новаторской педагогики «Эврика», возглавляемое А. Адамским, также воспитанником «Учительской газеты» (объединяет, в основном, государственные образовательные площадки), движение школ Монтессори (в России распространилось благодаря подвижнической деятельности работавшей раньше в «Учительской газете» Елены Хилтунен), дистантное образование и прочие.

Даже не смотря на новые веяния, это пришлось не по нраву высокому руководству. В 1988 году редакцию Матвеева расформировали под видом преобразования газеты в издание ЦК КПСС, а Владимира Федоровича понизили до заместителя главного редактора. С 1988 года В. Ф. Матвеев избран председателем Творческого союза учителей СССР. В оргкомитет союза входили супруги Л. А. и Б. П. Никитины, И. П. Волков, Д. С. Лихачев, И. В. Бестужев-Лада, А. А. Лиханов, Ю. Б. Рюриков, С. Л. Соловейчик, А. Н. Тубельский и многие другие. В 1989 году Матвеев скоропостижно скончался.

После разгрома Матвеевской редакции Соловейчик уходит из «Учительской газеты» и становится обозревателем-колумнистом еженедельника «Новое время», ведет рубрику «Младший мир». В этот период он побывал во многих зарубежных школах и отразил свои впечатления в большой серии очерков школьной жизни разных стран мира.

В 1992 году Соловейчик основал и возглавил газету «Первое сентября», осуществляя на ее страницах пропаганду гуманистических педагогических идей. Сегодня Издательский дом «Первое сентября» возглавляет его сын Артем. В 1994 году Симон Львович написал манифест «Человек Свободный», в котором отразил свои взгляды на идеи воспитания свободного человека. В манифесте он дал определения внутренней свободы, совести, что такое свободные ребенок, свободная школа, и каков путь к воспитанию свободных людей. 18 октября 1996 года Симон Соловейчик скончался.

Чем же интересна книга «Педагогика для всех» Соловейчика сегодня? Что нового может нам открыть книга, написанная в 70-х годах прошлого века? Это книга необычная. Автор не учит читателя, а приглашает его к соавторству, диалогу, размышлению. Читая ее, ты невольно начинаешь спорить с автором, примеряя на себя то, что он пишет, о чем размышляет, что не дает ему покоя. «Педагогику сотрудничества» он противопоставляет авторитарной советской педагогике «по циркуляру начальства». А уж некоторые его доводы и вовсе могут вывести из себя: «Откажемся от мысли, будто у нас должен быть идеальный ребенок, без насморков и других недостатков; откажемся от мысли доводить ребенка до совершенства. Примем его таким, какой он есть, и он с каждым днем будет лучше и лучше, и постоянно будет идти внутри него незаметная работа улучшения. А если мы его не принимаем, он сопротивляется каждому нашему слову, каждому движению, и все наши усилия ни к чему не приводят… Детей нельзя упрекать… В школе нельзя публично обсуждать детские поступки и слабое учение...»

Симону Львовичу было тесно с рамках материалистического подхода к воспитанию, он все время прорывается в пространство нравственных ценностей, которые близки людям с разными идеологическими взглядами. Потому что он просит о помощи слова «несерьезных, неделовых людей: совесть, правда, честь, свобода, сердце, радость, счастье, красота, добро, вера, надежда, любовь, справедливость, нравственность, долг, дух, душа и духовность».

«Попробуем хоть несколько дней, хоть несколько минут посмотреть на детей таким взглядом, постараемся увидеть в другом человеке именно другого человека, и мы увидим, как открывается душа навстречу другому, как спокойно с другим человеком, как радует нас постоянное удивление людям, как легко поддерживать интерес к ним - если приближаешься к ощущению гения, до конца чувствуешь другого как исключительно другого человека. «Прошу считать меня человеком и не пользоваться мною в своих целях». Бескорыстие. Воспитание ребенка - это подвиг бескорыстия, только у бескорыстных людей вырастают хорошие дети. Нет, мы не жадные, не гребем под себя, нам ничего не нужно... Но дети растут плохие, потому что мы не замечаем, как в каждом нашем поступке проглядывает родительская корысть. Мелкое, незаметное, педагогическое корыстолюбие - вот что губит наших детей».

Сегодня очень популярное направление в разных образовательных сферах — это воспитание лидеров. Этим увлечены и многие церковные организации — проводят семинары по эффективному лидерству, их воспитанию и эффективному служению. И вроде все правильно, все верно, но… Кого мы все-таки можем назвать своим наставником? Соловейчик отвечает на этот вопрос в книге «Педагогика для всех». И делает он это в одной фразе: «Детей не надо воспитывать – с детьми нужно дружить».

Я хочу научится дружить со своим ребенком. Более того: я нуждаюсь в том, чтобы быть другом, именно быть, реализоваться. И здесь мы всегда попадем не в пространство делового общения, когда наша эффективность оценивается десятками созданных групп и учеников, а единичной ценностью человека, который обрел человека. И тогда мы обретаем настоящую свободу, о которой говорит Библия, к которой стремились люди во все времена и при разных социальных и политических системах. Настоящая свобода обретается в победе над страхом благодаря любви. Вот так просто и так сложно.
 
 
С Днем Рождения, Церковь!

О страшных словах Христа

Двойная истина Николая Пирогова

О том, что чудес в природе не бывает

О контробвинениях

Чем отличается покаяние

День Победы и празднование

Со слезами на глазах...

Мы - посланники

Британские ученые и «Органная Месса»

Неудобные вопросы

Об «Анне Карениной» и не только

Фома верующий

Парадокс неверия

Страстная Пятница

Страстная неделя

Чужие добродетели

«Мне ни в чем не надо половины...» Памяти Евгения Евтушенко

Христианство и юмор

Не нужно бороться со злом
  следующие 20 >>