анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Между земной и небесной любовью

Игорь Попов, Москва

Еще при жизни он завоевал титул «короля живописцев и живописца королей». Сильные мира сего почитали за счастье выделить весьма круглую сумму, чтобы только стать моделью мастера. Наряду с Рафаэлем, Леонардо да Винчи и Микеланджело его называли титаном итальянского Возрождения.

Открытия этого художника в области живописи оказали огромное влияние на мастеров последующих поколений. Среди его преданных поклонников были такие гении как Рубенс, Ван-Дейк, Рембрандт, Веласкес и своенравный Сальвадор Дали. Считалось, что быть написанным кистью этого живописца — значило обрести бессмертие.

Великих художников часто сопровождает нелегкая и полная драм жизнь. Некоторые считают, что именно тяготы и испытания ограняют драгоценный дар и творят из него гениальность. Но все же есть счастливчики, которые являются в этот мир, не ведая невзгод, словно бы ведомые рукой Всевышнего, что, впрочем, не мешает им во всей полноте проявить свой дар и подарить потомкам великие шедевры, со временем только набирающие силу. Тициан Вечеллио да Кадоре прожил долгую жизнь, подарив миру великие шедевры живописи, которые восхищают нас до сих пор. Остается лишь задаваться вопросом в чем же был секрет выдающегося сына Венеции?

Тициано Вечеллио родился в семье военного в небольшом городке Пьеве ди Кадоре, входившем в венецианские владения. Точно установить дату его рождения так и не удалось, ученые до сих пор об этом спорят. Некоторые утверждают, что в 1576 году, когда художник умер, ему было 103 года, другие - 98-99 лет. Большинство склоняется к тому, что прожил Тициан больше 80, но никак не больше 90 лет. Следовательно, родился где-то в период 1485 - 1490 годы. Впрочем, современник художника и его первый биограф Джорджо Вазари утверждает, что Тициан был рожден в 1477 году.

В семье Вечеллио было четверо детей - два мальчика и две девочки. Отец, Грегорио Вечеллио, был инспектором шахт и начальником народного ополчения, и семья не знала нужды. О ранних годах Тициана мало что известно. Будущий художник на латыни не читал, а именно ее знание было признаком хорошего образования. Большинство тициановских писем по его просьбе писали другие люди. Однако это не помешало дружбе со многими литераторами. Например, его близким другом был Пьетро Аретино — поэт, сатирик, публицист и драматург, ведущий итальянский автор своего времени, благодаря своим сатирам и памфлетам заработавший прозвание «бич государей, божественный Пьетро Аретино» и считающийся некоторыми исследователями предтечей и основателем европейской журналистики, «праотцом журналистики». Современники описывали Тициана как очень общительного человека, который отличался еще и хорошими манерами.

Около 1500 года родители, заметив у сына склонность к живописи, отправили Тициана вместе с младшим братом Франческо учиться живописи в Венецию. Это было время расцвета для Венеции, покончившей с войнами и разрухой. К году рождения Тициана Венеция уже была на вершине своего благополучия и роскоши. Это была столица красоты и таланта, здесь уже набирала мощь знаменитая художественная школа Джованни Беллини. Этот мастер выпустил из своей мастерской немало художников, впоследствии прославивших Венецию, но двое их них взошли на небосклон живописного искусства самыми яркими звездами – Тициан и Джорджоне. К сожалению, Джорджоне умер молодым, и с тех пор титул первого венецианского живописца принадлежал Тициану. С титулом пришло богатство и слава.

Тициан в живописи обладал достаточным смирением, чтобы считать себя учеником предыдущих мастеров. Уже будучи зрелым и известным художником, он продолжал копировать работы Микеланджело и Рафаэля, чтобы постичь тайны композиционного мастерства этих великих живописцев. При этом он обладал добрым характером и никогда не забывал своих друзей и учителей, регулярно помогая молодым художникам, нуждавшимся в средствах к существованию и даже отдавал им свои заказы.

С Джорджоне он когда-то вместе расписывал фресками стены храмов в Венеции. А когда друг погиб в молодости от чумы, дописал одну из лучших его картин — «Венеру». Тициан успел воплотить все то, что не успел выразить в своих полотнах ушедший Джорджоне. И все же биограф Вазари считает, что Тициан по жизни нес некий «комплекс Джорджоне». Гений его уже в юности выражался отточенным мастерством «подражания» другим художникам. Тициан мог находить в полотнах живописцев самую суть их манеры, и применять эти приемы в своих шедеврах. Он продолжал учиться всю жизнь. Например, в его «Портрете дворянина», который прославился необычайной естественностью, окружающие увидели руку Джорджоне, и только подпись Тициана поставила все на свои места.

Но при этом Тициана нельзя обвинить в плагиате или в банальном подражательстве. Он не копировал, а брал лучшее, из этого был создан его собственный неповторимый стиль живописи, обогащенный уникальными достижениями эпохи Возрождения. Тициан всегда четко понимал цель, к которой двигался, не давая себе почивать на лаврах. Именно поэтому он так быстро завоевал свой первый титул «короля холста». Преданность, верность, трудолюбие живописца завоевывали сердца не только близких друзей, но и сильных мира сего, которые сталкивались с художником.

Живописец до конца жизни хранил память о своем друге Джорджоне. Образ ушедшего художника незримо присутствует на многих его полотнах. Вазари пишет о том, что это было чувство утраты, которое с годами не тускнело. В Риме находится картина Тициана «Любовь земная и небесная». Она была создана Тицианом сразу после ухода Джорджоне. На картине изображены две женщины с прекрасными лицами на фоне прелестного летнего пейзажа. И это очень точно отражает мысли Тициана. Он видел и воспевал зримую, материальную красоту окружающего мира, но видел в ней прежде всего непреходящий образ красоты неземной.

Тициан отклонил предложение Папы Льва X стать придворным живописцем и остался в Венеции. Может быть это было продиктовано тем, что на троне живописи Рима тогда властвовали Микеланджело и Рафаэль. А он не хотел соревноваться со своими учителями. Для него важнее было работать, а не участвовать в гонках за первенство.

Тициан погружается в работу, которой было весьма много. Все соборы Венеции жаждут заполучить к себе великого живописца. Он создает великолепные иконы «Апостол Марк», «Мученик Петр», «Благовещение». Венецианская знать почитает за честь заказать Тициану портреты предков. Написав портрет знаменитого венецианского дожа Николая Марчелло всего лишь по изображению в медальоне, он и в дальнейшем продолжает писать портреты дожей Венеции по порядку их вступления в должность. Последнего дожа он напишет, будучи девяностолетним стариком, относясь к этому смиренно, как к своему долгу сына города, его вскормившего.

Венецианские власти назначили Тициана главным живописцем города и выделили ему годовое жалование. При этом ему было поручено изображение исторического сражения для Золотой Гостиной по подобию той, что писал во Флоренции Леонардо да Винчи. Двадцать лет работал он над полотном «Битва при Кадоре», и двадцать лет власти платили ему деньги, ожидая окончания заказа.

Слава Тициана разнеслась по всей Италии. Он пишет портреты цезарей, портрет герцога Урбинского, и оставляет ему в подарок свою «Венеру». Существует даже миф о том, что герцог был настолько поражен совершенством полотна, что воскликнул: «Наконец-то спящая Венера Джорджоне проснулась!»

В 1530 году Тициан был представлен императору Священной Римской империи Карлу V, жестокому и победоносному полководцу, отрекшемуся от престола и закончившему свои дни в монастыре. Во время следующего визита император уже пожаловал художнику титулы рыцаря Золотой шпоры и графа Палатинского. Такого титула не удостаивался ни один живописец. Знакомство с императором заставило Тициана перебороть свой страх дальних путешествий. Он теперь активно ездил в Испанию и другие страны, работая по заказу Карла V. Когда однажды художник уронил кисть, король поднял ее и сказал: «Услужить Тициану почетно даже императору».

Тициан изобразил Карла жестоким властителем и покорителем мира, очень точно отразив черты императора — с надменным достоинством тот взирает на зрителей, но при этом от него веет простотой и спокойной уверенностью. А ведь Карл был уродлив, у него была выдающаяся нижняя губа и так называемая «волчья пасть», врожденное уродство. Но Тициан сумел написать его лицо так, что не исказил ни одной его черты, но акцентировал внимание на характере короля. Карл был так восхищен портретом, что заплатил за него неслыханную сумму и назначил Тициану щедрую пенсию до конца дней.

В дальнейшие годы живописец создал целую галерею правителей, своих современников. Вазари пишет, что не осталось ни одного владыки или представителя знати, которого бы не тронула кисть Тициана. Среди именитых портретов отсутствовал лишь Папа Римский. И семидесятилетний художник отправляется в Ватикан.

Тициана встречали как победоносного полководца, сопроводив с почетным конным эскортом к Папе Павлу III. Два года он живет в Ватикане и пишет портреты Папы и его придворных. Эти годы ознаменованы выдающимся событием в жизни мастера – он встретился с великим Микеланджело. В это время Тициан создавал свою знаменитую «Данаю». Микеланджело весьма высоко отозвался о полотне. Вазари, который присутствовал при этом, пишет, что Буонаротти признал уникальное умение Тициана видеть в обычной реальной жизни божественность и очарование поэзии.

Секрет же искусства Тициана заключалась в том, что он всех персонажей своих картин наделял земными чертами, осязаемыми и реальными. И поэтому мы до сих пор сопереживаем мукам страдающего Христа, восхищаемся красотой Мадонны и удивляемся точности и силе его портретов.

Тициан создал целый ряд гениальных картин на евангельские сюжеты. Картина «Не прикасайся ко мне» запечатлела момент встречи только что воскресшего Христа с обессилевшей от горя и отчаяния Марией Магдалиной. Эта последняя их встреча происходит на фоне прекрасного идиллического пейзажа, полного света и умиротворения. Распростертая у ног Спасителя Мария Магдалина тянет к нему руку. Но слова Христа останавливают ее - Он уже принадлежит другому миру. Художнику удалось запечатлеть удивительное слияние любви земной и любви небесной.

Для художника картины на религиозные темы были не просто данью царившей тогда традиции в живописи, он таким образом выражал свое восхищение красотой Евангелия, передавая тоску по небесам, красоту сотворенного Богом мира и боль страдающего Христа. Поэтому его картины до сих пор вызывают такой сильный отклик у зрителей.

Вернувшись в Венецию, художник почти полностью отказывается от заказов, передавая их более молодым коллегам, а себя посвящает выполнению работ для двора Габсбургов, с которыми он был связан до конца своих дней. Поздняя живопись Тициана - это новый взлет творчества мастера. Его мазок становится объемней, цвет насыщенней, а палитра более сложной и тонкой. И его по-прежнему вдохновляют евангельские сюжеты, которые он пишет до конца своих дней.

Последнюю картину «Оплакивание Христа» художник пишет для своего надгробья. Исследователи говорят, что нет картины более реалистичной в изображении смерти. В качестве фона изображена ниша, сложенная из грубо отесанных камней. Мы словно ощущаем всю тяжесть конструкции. Тициан изобразил Христа как воина, павшего в бою. Тело Спасителя, которое держит Мария, окружают скорбящие люди. Мария словно бы застыла от горя, художник написал ее как статую.

Интересны и люди, окружающие Христа. На него смотрит старик, во всей позе и взгляде которого читается скорбь и мука. Рука Магдалины в отчаянии поднята вверх. Жест этот похож на неистовый крик, который пронзает тишину. Мы можем почувствовать невыразимое отчаяние, которое стремится Мария передать этим движением. Ее волосы развеваются, они похожи на огненную вспышку, а одежда выделяется на мрачном фоне картины. Еще одно яркое пятно – красное одеяние старика, символизирующее пролитую Спасителем кровь. Это одна из самых лучших картин мастера.

Даже не кистью — легким прикосновением пальцев живописец нанес несколько завершающих мазков и твердой рукой подписал: «Тициан сделал». Вазари пишет, что, завершив последнюю, обращенную к Богу работу, старый художник велел накрыть стол на множество персон для ужина, как когда-то в дни минувшей молодости. Но на этом последнем пиршестве за столом он был один. Тициан прощался с тенями своих учителей и друзей - первым учителем Джованни Беллини, у которого он перенял любовь к мифологическим темам и гармонию колорита, с Микеланджело и Рафаэлем, другом юности и своим ровесником Джорджоне, императором Карлом V, скончавшемся в монастыре. Тициан простился с тенями ушедших из жизни дорогих ему людей, а сам так и не притронулся к трапезе, которую завершил уже со Спасителем.

Что же касается картины «Оплакивание Христа», принято считать, что ее закончил ученик мастера, Пальма Младший, который лишь дорисовал летящего ангела со свечой и подправил каменную кладку сверху на картине, куда почти столетнему мастеру трудно было добраться. Ученик добавил к картине надпись: «Что не закончил Тициан, Пальма с почтением завершил, посвящая работу Господу Богу».

Поразительно какое впечатление, спустя века, продолжают оказывать картины великого живописца. За свою долгую и счастливую жизнь Тициан смог отразить эпоху и людей, своих современников. Мы видим людей, раздираемых страстями и покоряющих нас силой характера и волей. Но больше всего поражает в его картинах та непередаваемая красота, поражающая своей осязаемой материальностью и непреходящей небесной гармонией.
 
 
Христиане в Узбекистане

К юбилею реформации. Что не сработало?

Слушает ли Бог грешников?

Надежда на чудо

Цена прощения

Наше оправдание

Наука и чудеса

Фейки лукавого

О деноминациях и Старших пресвитерах

Аргументы против медицины

Когда я стану великаном

Божие задание

Берегитесь, если вы правы

О могильных камнях

Памятник: снести нельзя помиловать

Между земной и небесной любовью

Единство любящих

Посмотрите на меня

О заслуженной смертной казни

Встав на заре, возьму псалтирь свою
  следующие 20 >>