анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
О могильных камнях

Сергей Худиев, Москва

На днях, гуляя по Коломенскому, я набрел на кладбище около Церкви Усекновения главы св. Иоанна предтечи. Оно было почти полностью разрушено. Видимо разрушение произошло в советское время, но один могильный камень сохранился относительно мало поврежденным. На нем можно прочитать, что здесь похоронена раба Божия Марфина и младенец Николай, скончавшиеся в 1886 году. Марфина прожила 22 года, из них десять с половиной месяцев (уточнялось на камне) - замужем. Очевидно, молодая женщина умерла при родах, что в ту эпоху было, увы, делом обыкновенным.

Это напоминание о двух именах - Марфина и Николай - пробудило вопросы, на которые теперь уже едва ли возможно найти ответ. Ходила ли Марфина в эту самую Церковь? Жила ли ее семья поблизости? Любил ли ее муж? Была ли она счастлива эти десять с половиной месяцев ее брака? Сильно ли он горевал, потеряв жену и ребенка? Но, самый главный вопрос, который мы часто не решаемся поставить - осталось ли от нее что-то еще, кроме костей и поврежденной могильной плиты? От младенца Николая? От вдовца и других близких покойницы, которые похоронили ее и поставили эту плиту? А от тех людей, которые еще раньше построили эту Церковь? От всех тех поколений, которые были прежде нас?

Мы говорим «поколений» и это слово звучит как-то безлично, обобщающе - может быть, стоит спросить иначе. Что осталось от каждого из этих людей, от каждого человека с его лицом и именем, радостями и страданиями, страхами и надеждами? Что останется от нас, когда мы последуем за ними? Кости? Надгробные камни?

Но если приглядеться, сами камни старых кладбищ хотят нам что-то сказать. Историки вообще любят древние кладбища - надписи, выбитые на могильных камнях, обычно много говорят о мире тех людей, которые их поставили. Люди, которые хоронили своих усопших больше ста лет назад, жили в мире, где была надежда.

Могильные камни провозглашали не безутешную тоску, а смиренное упование - люди верили, что бессмертные души Марфины и Николая отошли в лучший мир. И это не было иносказанием - люди верили во вполне буквальное личное бессмертие. В то, что Христос примет души тех, кто надеется на Него, в рай небесный - а потом воскресит их и в телах, чтобы поселить на преображенной и очищенной от всякого зла и греха земле. Так учило их Евангелие - которое и сегодня мы сможем открыть и уверовать. Потому что это истина для них - и истина для нас.

Если мы доверимся Христу, то смерть станет для нас дверью в жизнь вечную и блаженную. Как сказал Апостол Павел: « Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. От того мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище» (2Кор.5:1,2).
 
 
В защиту обрядов

Происхождение зла

Может ли современный человек верить в Бога?

Фома Аквинский (1225-1274)

Ещё одна смерть

Не ходи переносчиком в народе твоем

Вера и аэрофобия

На смерть Стивена Хокинга

Если другой умер за тебя

Пусть сначала другие...

Религиозные споры

Зачем нужно богословие?

Об ожесточенных спорах

Препятствует ли религия моральному прогрессу?

Нехристианские чудеса

Письма Рождественского Деда

Вера и понимание

Три парадокса Рождества

Рождественская лестница. Рождественская шкатулка

Потребность в смысле
  следующие 20 >>