анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Рождественский детектив № 1

Галина Сульженко, Санкт-Петербург

Как-то мне пришлось выступить в роли рерайтера – написать сказку по мотивам уже существующей. Герой этой сказки талантливый мастер-кукольник Джамиль мечтал о необычном приключении. И вот что из этого вышло. У меня появился такой текст сказки.

«Однажды Джамиль отдыхал после работы, сидя у двери своего саманного домика под тенистым деревом, наслаждался чаем и вечерней прохладой, как вдруг увидел караван, приближающийся к его дому. Верблюды, нагруженные тяжелыми тюками, несли на себе богато одетых, благородных господ.

На Востоке гость — драгоценный подарок Всевышнего. Заприметив путников, Джамиль тут же вскочил и побежал к ним навстречу.

— Дорогие гости, я приветствую вас с миром! Наверное, ваш путь был неблизким и вы устали. Могу ли я услужить вам? Не согласитесь ли отдохнуть в прохладе и тени? Разрешите принести для вас что-нибудь из еды и прохладительных напитков?

— Спасибо за приглашение, уважаемый, — с важностью в голосе ответил один из гостей. — Мы с благодарностью воспользуемся им, вот только времени у нас мало, как стемнеет, надо отправляться в путь. Так что поспеши с едой.

— Да не прогневается мой господин за вопрос: почему же вы путешествуете ночью? Это опасно, дикие звери могут напасть на вас, и грабители промышляют в темное время, — выразил свое удивление Джамиль.

— Мы можем путешествовать только ночью, — ответил второй путник. — Звезда на востоке указывает нам путь. Мы идем, чтобы поклониться Царю.

— Вы следуете за звездой, чтобы найти Царя? Впервые слышу, что дорогу к царскому дворцу показывало бы небесное светило. Понимаю, у вас нет времени, но окажите милость, объясните, что значат ваши слова, — попросил Джамиль.

— Мы — звездочеты, наблюдаем за небом, — стал говорить третий путник. — Не буду утомлять вас сложными выкладками — непосвященному они не понятны. Скажу только, что мы ожидали появления новой звезды. Это знак — в мир придет Царь, чтобы жизнь на земле изменилась. Нам остается только следовать за звездой, куда бы она нас ни повела. А теперь, уважаемый, нельзя ли поторопиться с едой?

— Сейчас, сейчас, — успокоил гостей Джамиль, — только еще один вопрос: почему вам обязательно надо найти этого нового Царя и поклониться ему?

Три путника удивленно посмотрели на хозяина саманного домика. Как он не понимает таких простых вещей?

— Нам известны древние пророчества: в мир придет не просто царь, а Царь царей! Мы должны поклониться Ему и преподнести подарки — так исполнится слово Божье, то, что Бог обещал. Ведь у Бога нет ни одного напрасного слова, все сбываются! Спаситель родится на Востоке. Пока Джамиль готовил угощение, его не покидали мысли о необычных гостях и о том, что они говорили. Эти мудрые, рассудительные и многознающие люди не просто так следуют за звездой и не просто так хотят поклониться Царю, думал Джамиль. Странная история, но, похоже, правдивая. Он также вспомнил о своей мечте стать участником необычной живой истории. Не тот ли это случай, когда мечта может сбыться?

Когда пиалы с подкрепляющим чаем, урюк, инжир, арахис были поставлены перед гостями, расположившимися в тени дерева, Джамиль низко поклонился и сказал:

— Да не прогневаются на меня мои господа. Да не сочтут они мою просьбу за дерзость. Ваш рассказ о Царе царей запал мне в душу, и я по недалекому моему разумению решился просить вас взять меня с собой в путешествие. Еще раз прошу прощения, если слова мои покажутся господам неуместными.

— Да как же, уважаемый, мы возьмем тебя? Ты же не вещь какая-нибудь, — изумился первый звездочет, отхлебывая ароматный чай.

— Можно и как вещь, — ошарашил гостя Джамиль. — Вон у вас какие тюки огромные, а я вешу немного, могу в мешок залезть — верблюду не будет в тягость.

Звездочеты посмотрели на щуплого кукольника оценивающе. Да, верблюд может и не почувствовать прибавку груза.

— Не будешь ныть и жаловаться на тяготы дороги, обратно не запросишься? Нелегко идти по пустыне, а оставить тебя там — значит обречь на верную гибель.

— Когда у человека есть желание осуществить мечту, Всевышний дает ему силы, — ответил кукольник и сам удивился мудрости своих слов.

— Ну, раз так — полезай в мешок, — согласились мудрецы-звездочеты и поднялись, так как надвигалась ночная темнота.

Это было длинное путешествие. Путь пролегал через разные страны, путешествующие повстречали много людей, и не все были добры к ним. Случалось оставаться им без крова и пищи, ночевать под открытым небом, слыша поблизости рык и вой диких зверей. Случалось преодолевать пыльную бурю. Но ни разу Джамиль не пожалел, что отправился вместе с мудрецами.

Однажды караван остановился на отдых, и один из мудрецов сказал:

— Скоро конец нашего путешествия. Звезда приблизилась к цели. Завтра свершится! Джамиль в ожидании конца пути забрался в свой мешок. Верблюды не спеша тронулись. Воображение кукольника рисовало ему дивные картины, мешок мерно покачивался. Сон сковал веки Джамиля. Во сне он видел огромный неописуемой красоты город с пышными дворцами, сказочными садами и богато одетыми людьми. Сколько длился этот прекрасный сон, неизвестно.

Когда верблюды остановились, Джамиль выбрался из своего мешка и с нескрываемым любопытством стал оглядываться по сторонам. Его взору открылась гористая местность с долинами и холмами. Плодородные долины зеленели у быстрой речки, там и тут пасся скот, видны были пасеки и сады. На одной из возвышенностей располагалось селение, совсем небольшое, все его дома можно было пересчитать по пальцам. И хотя в окружении холмов издали оно выглядело живописно, назвать это столицей или даже городом язык не поворачивался. Деревня, да и только!

— И это город Царя? — с изумлением спросил Джамиль.

— Да, это Вифлеем, называемый «город хлеба». Еще его называют городом Давидовым, потому что тут родился Давид — избранник Божий, пастушок, поэт и царь над народом израильским.

— Пастух, поэт и царь? Как такое возможно? — Джамиль удивлялся все больше и больше, понимая, что история, участником которой он стал, становится все интереснее. Однако он не дождался ответа мудрецов, так как караван въехал в селение и оказался в людской толчее. Несмотря на поздний час, кривые проулки были забиты повозками, пешеходами, навьюченными осликами, лошадьми и верблюдами. Все толкались, куда-то спешили, оглашая деревеньку громкими голосами, ревом животных, сливающимися в невероятный шум. Удивление Джамиля росло. Вот их караван подошел к домику, из которого вышел человек и, размахивая руками из стороны в сторону, с огорчением и досадой убеждал:

— В гостинице мест нет, мест нет…

— Что творится, любезный? Неужели все купцы одновременно решили пройти торговым путем через Вифлеем в Иерусалим и Египет? Этот путь всегда оживлен, но сегодня происходит что-то невообразимое. Что случилось, любезный? — спросил мудрец, обращаясь к хозяину гостиницы.

— Вы правы, мой господин, проезжающих купцов в нашем городишке хватает, однако сейчас другое дело. Разве вы не слышали, что кесарь Август дал повеление сделать перепись населения по всей нашей земле? Каждому велено идти в город своего рождения, чтобы там записаться в книгу учета. Почтенные господа тоже из нашего города? — Нет, любезный, мы чужестранцы и здесь совсем по другому делу, однако ж, может, и для нас найдется уголок, где мы сможем заночевать?

— Мой господин, откуда бы ни были гости, мы всегда им рады, готовы приютить, обогреть и накормить. Мы чтим законы гостеприимства, отказывать в крове не наши традиции. Но перепись! Гостиница переполнена, нет ни уголочка свободного! Да что наша скромная гостиница! Во всем Вифлееме не найти столько кроватей, чтобы устроить приехавших. Незадолго перед вами на ночлег просилась пара — мужчина и женщина беременная, вот-вот родит. Отказали, теперь совесть мучает!

— Женщина на сносях? — взволновался второй мудрец. — Куда же отправилась эта пара?

— Точно не знаю, — едва не плача ответил хозяин гостиницы, — кажется, в пещеру, тут неподалеку есть тихое местечко…

— Нам туда, — с поспешностью сказал третий мудрец.

В сгустившейся темноте шли они недолго. Звезда по-прежнему освещала путь и вдруг остановилась. Путники оказались перед открытой пещерой, откуда наружу лилось яркое равномерное сияние, будто тысячи звезд были собраны вместе. Мудрецы спешились, Джамиль поспешил за ними.

В пещере, залитой светом, источник которого Джамиль, как ни искал глазами, найти не смог, пол был устлан свежей соломой. Коровы жевали вечную жвачку, мирно спали овцы, дремали ослики. Все напоминало загон для скота, но… В самой середине пещеры, откуда, казалось, и лился дивный свет, в обыкновенных яслях — кормушке для скота — лежал спелёнатый Младенец. На Него с любовью смотрела молодая женщина, Его родившая. Рядом стоял пожилой мужчина, руки его застыли в движении, будто он защищал мать и новорожденного. Окружали святое семейство пастухи. По всему видно было, что они оказались в пещере неожиданно для себя: мирно пасли свой скот, но вот что-то необычное позвало их, побудило прибежать сюда, в пещеру. И теперь на лицах у всех была радость.

Мудрецы приблизились к яслям и пали ниц перед Младенцем. Потом каждый из них достал то, что привез: первый мудрец — золото, второй — ладан (благовоние), третий — смирну (бальзам, которым умащали мертвое тело). Видевший все это Джамиль тоже пал ниц. Когда мудрецы-звездочеты и Джамиль вышли из пещеры, кукольник потерял дар речи и уже ни о чем не мог спрашивать своих спутников. Покидали пещеру и пастухи. Они торопились к своим стадам, оживленно обсуждая произошедшее с ними, говорили, что все было так, как возвестил им ангел: небольшой загон для скота, ясли, Младенец в пеленах, окруженный животными… Каждому встречному пастухи воодушевленно говорили: «Радуйтесь, люди, Царь вам родился! Спаситель мира!»

Мудрецы между тем без промедления собирались в обратный путь. Джамиль обеспокоился, возьмут ли они его с собой.

— Пока ты спал в своем мешке, мы перед Вифлеемом посетили Иерусалим. Ирод, царь над Израилем, призвал нас, выпытывал про Младенца. Он будто бы тоже хотел прийти и поклониться Ему. Но нам известно коварство Ирода, от него не жди ничего хорошего. Обратно мы пойдем другой дорогой. На этом, уважаемый, пути наши расходятся».

Такой текст появился и вызвал у редакторов вопросы, поэтому его отдали на богословскую консультацию. В основном текст был одобрен, но было и возражение, которое прозвучало так: «Не хотелось бы, чтобы повторялась ошибка, которую много лет рисовали на картинках и даже в детских Библиях. Текст надо переделать относительно того момента, когда приехали мудрецы с Востока, и где они поклонились Младенцу Иисусу. Если быть точными, основываться на Писании, волхвы поклонились Иисусу не в пещере, и не в момент рождения Иисуса, как это везде рисуют. Волхвы не могли встретиться с пастухами в пещере».

Я возблагодарила Господа Бога, что это замечание – повод еще раз самым серьезным образом обратиться к Евангелиям, к любимой моей истории – Рождеству Иисуса Христа. Много раз перечитывала эти места, а когда касалась их по работе, упоминая в текстах, то неизменно с молитвой открывала Евангелия для вразумления и благословения на такое дело. Так поступила и на сей раз, чтобы разобраться в возникшем вопросе. Наверное, никого не удивит и то, что, приступив к работе, перечитав евангельские истории, я увидела Рождество Христа в новом свете. Действительно, сколько раз ни читай библейские тексты – те, из которых едва ли не наизусть знаешь, - Господь откроет что-то новое.

Что же открылось? Историю Рождества передают два евангелиста – Матфей и Лука. Свидетельствуя об одном и том же, – рождении Спасителя – они описывают, казалось бы, разные события. Матфей – поклонение волхвов. Лука – поклонение пастухов. Две эти разные истории объединяют: Иосиф, Мария, Младенец и Вифлеем.

Цепь событий по Матфею: Иисус родился в Вифлееме Иудейском (Мф. 2:1 и далее по Евангелию). Пришли волхвы в Иерусалим и спрашивают, где родился Царь Иудейский? Отчаянные ребята, эти волхвы, задают вопрос ценой в жизнь: при действующем правителе, отличавшемся беспримерной жестокостью, интересоваться, где другой Царь родился. Но реакция Ирода удивительна, он перепуган, посылает волхвов в Вифлеем. Звезда ведет их и останавливается над местом, где был Младенец. Войдя в дом, волхвы поклонились, преподнесли дары – миссия выполнена, они отошли обратно иным путем. Ангел побуждает Иосифа бежать в Египет, спасать Марию и Младенца.

Второй свидетель Рождества, евангелист Лука, будто ничего не знает про волхвов, во всяком случае ни словом, ни намеком не упоминает о них. Цепь событий по Луке: Мария рождает Сына в яслях (Лк. 2:6 и далее), в Вифлееме Святой чете негде остановиться, кроме как в пещере. Ангелы и многочисленное небесное воинство возвещают пастухам новость, которая заставляет их бросить свои стада и поспешить в Вифлеем. Там они видят все, о чем Ангелы поставили их в известность: Марию, Иосифа и Младенца, лежащего в яслях. Пастухи радостно понесли Благую весть, рассказывая о том, что в мире родился Спаситель, Которого веками ждал избранный Богом народ. Семья озаботилась тем, чтобы совершить над Младенцем все, что требовалось по закону: обрезание по прошествии восьми дней и посвящение Иисуса Господу в храме Иерусалима, когда исполнятся дни очищения Марии (Лев. 12:3; 12:6-8).

То есть, спустя 33 дня после очищения Марии по закону Моисееву семье разрешено приблизиться к храму, и они в Иерусалиме приносят жертву – две горлицы и двух птенцов голубиных. Мария и Иосиф бедны, нет денег на агнца.

Очень важно (!), здесь же, в храме, муж праведный и благочестивый Симеон и пророчица Анна благословляют Иисуса и свидетельствуют о Нем как о Спасителе. «Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем» (Лк. 2:33).

Попробуем теперь соединить две цепочки. Ведь, несмотря на то, что евангелисты показывают события под разным углом зрения, история-то одна – Рождество Иисуса. Значит, по нашим представлениям эта история должна укладываться в одни временные и географические рамки. Тогда, возможно, удастся понять, могли пастухи и волхвы оказаться в одно время в одном месте. Ошибка или не ошибка – изображать их рядом на «картинках», которые рисуют даже в детских Библиях?

В чем Матфей и Лука единодушны, так это в том, что действия происходят в Вифлееме. Очень важный момент!

Пастухи из окрестностей прибегают в Вифлеем первыми – Иисус в пеленах. Момент рождения не дано видеть ни пастухам, ни волхвам. Младенец омыт и спелёнут. Семья – в пещере среди животных.

Волхвы, следуя за звездой, пришли, как сказано, на место, где был Младенец. То есть, когда Звезда привела волхвов туда, куда требовалось, Младенец уже был на этом месте. Промежуток времени между «Иисус родился» и «войдя в дом,.. волхвы, пав, поклонились» не обозначен. Месяц? Неделя? Или день, учитывая, что Вифлеем по нынешним понятиям пригород Иерусалима. Итак, какого Младенца волхвы увидели?

Вопрос второй: что за дом, куда вошли волхвы? Четких данных о доме нет. Начинаем размышлять.

Семья в Вифлееме оказалась вынужденно, останавливаться там надолго намерений не имела. Точно известно, что максимум, на который она могла там задержаться, - 33 дня после рождения Иисуса. Четко сказано: «…А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа» (Лк. 2:22). Дальше тоже четко: «И когда они совершили все по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет» (Лк. 2:39). То есть после исполненного по закону Моисееву ни семья, ни Иисус в Вифлеем не возвращались. Подтверждение этому находим ниже по тексту Евангелия: на Пасху в Иерусалим семья приходила из Назарета. Следующее, о чем сообщает Лука, - эпизод с двенадцатилетним Иисусом, пришедшим с семьей в Иерусалим на поклонение и оставшимся в храме, когда родители разыскивали Его.

Лука пропускает бегство Святой семьи в Египет, избиение младенцев в Вифлееме. Но это же не значит, что таких событий не было.

Матфей в свою очередь пропускает отрезок в 33 дня жизни Семьи после рождения Иисуса. Тогда возникают следующие вопросы: где проживала Семья все это время, оставалась в Вифлеемской пещере или, может, переместилась еще куда-то перед тем, как уйти в Иерусалим? Как была устроена Семья в этот отрезок времени, что за дом был у них? Они бедны. Почему не допустить, что дом, где поклонялись волхвы, - это и есть пещера, на тот момент ставшая прибежищем, домом для Семьи. Ведь ясли и пещера вполне могут быть следствием того, что на гостиницу не было средств. Где Семья жила до отправления в Иерусалим? Написано, в доме. Но их домом все это время могла оставаться пещера.

Это предположение, но оно правомерно, так как, если быть точными и основываться на Писании, то нет никаких сведений ни о доме в Вифлееме, где проживала Семья, ни о времени посещения волхвов.

Что касается времени посещения волхвов, пересекались они с пастухами или нет –Писание ответа не дает. Да, встречались – аргументов нет. Нет, не встречались – тоже не доказано. Основываясь на свидетельстве Луки, одно можно говорить с уверенностью, что спустя 33 дня после рождения Иисуса Семья покинула Вифлеем, больше туда не возвращалась, и, таким образом, двухлетнего Младенца на момент избиения по указу Ирода там быть не могло. Возможно, такое толкование событий давало основание великим мыслителям и мастерам прошлого (Брейгель, Рембрандт, Веронезе, Джотто…) рисовать, то есть создавать свои шедевры, помещая всех действующих лиц Рождества, в том числе пастухов и волхвов, в одно пространство. Многие из этих шедевров были освящены церковью, иные занимали место в алтарях храмов. В своих творениях художники соединяли повествования Матфея и Луки под одним знаком – Рождества Спасителя. Охватывая события Евангелия разом, они давали зрителям самую полную панораму Рождества – традиция, сохранившаяся и выраженная в Рождественских вертепах, которые по сей день христиане сооружают накануне праздника во многих странах мира. Традиция, направляющая взоры тысяч и тысяч людей, как верующих, так и неверующих, на Спасителя, подготавливающая сердца к покаянию и празднику. Об этом частично говорится в сказке, над которой я работала.

Возвращаясь к сказке, замечу также, что это не богословский труд, а художественное творчество, в котором допустимы предположения, обозначенные выше. К тому же предположения, не вступающие в противоречие с Евангельскими текстами, если вдумчиво отнестись к ним.

Размышляя над отрывками Евангелия, описывающими Рождество Христово, нельзя не прийти к выводу: два евангелиста сообщают о разном, но на самом деле об одном и о самом главном! Главное же было засвидетельствовать, что в Вифлеемской пещере родился не просто младенец, а именно Иисус Христос Спаситель мира! Ведь в этом сомневались и сомневаются до сих пор как представители избранного Богом народа, так и множество других представителей. Возможно, у них есть на то веские причины, принимая во внимание, что в это поначалу не могли поверить даже земные родители Иисуса, если вспомнить: «Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем» (Лк. 2:33). Волхвы, пастухи, благочестивый Симеон и пророчица Анна, на которых ссылаются евангелисты Матфей и Лука, на самом деле утверждают одно, что родившийся в Вифлеемской пещере Младанец есть обещанный Богом Спаситель. Вот главная весть, которую старались донести евангелисты, возможно, не всегда четко придерживаясь временных и географических рамок. Координаты времени и места, к которым мы бываем так прочно привязаны, не столь важны. Важнее всего известие о глобальном событии: «Ибо ныне родился вам Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк. 2:11).
 
 
К юбилею реформации. Что не сработало?

Слушает ли Бог грешников?

Надежда на чудо

Цена прощения

Наше оправдание

Наука и чудеса

Фейки лукавого

О деноминациях и Старших пресвитерах

Аргументы против медицины

Когда я стану великаном

Божие задание

Берегитесь, если вы правы

О могильных камнях

Памятник: снести нельзя помиловать

Между земной и небесной любовью

Единство любящих

Посмотрите на меня

О заслуженной смертной казни

Встав на заре, возьму псалтирь свою

Кино для всех
  следующие 20 >>