анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
На казнь Секо Асахары

Сергей Худиев, Москва

На днях в Японии был приведен в исполнение смертный приговор Секо Асахаре и шестерым его сообщникам, которые принимали участие в зариновой атаке в токийском метро 20 марта 1995 года. Тогда десятки людей погибли и тысячи получили отравления разной степени тяжести, многие из них получили инвалидность на всю жизнь.

Японское правосудие очень долго и тщательно расследовало это дело, привлекло всех причастных. И вот, приговор над Асахарой и его сообщниками совершился. Что же, они действительно были злодеи и убийцы - никто не назовет их невинными жертвами. Но стоило ли вешать Асахару, на тот момент уже впавшего в деменцию старика? Нельзя ли было просто приговорить его и его сообщников к пожизненному заключению - как это, скорее всего, произошло бы в большинстве европейских стран? Была ли в этом необходимость?

Стоит отметить и одобрительную реакцию, которую это событие вызвало у части христиан - мол, так и надо, ему, обманщику, лжепророку, совратителю и убийце. Конечно, Асахара, весьма злой и порочный человек. Но дело в не в нем. Дело в том, могут ли люди принимать на руки кровь - хотя бы и кровь очень плохого человека - без действительно крайней необходимости?

Полицейский, который стреляет в вооруженного бандита, действует в ситуации крайней необходимости, у него нет другой возможности спасти невинных людей, которым злодей угрожает.

Но когда злодей уже обезврежен и посажен под крепкий замок - его можно оставить под замком до конца его дней. В этом случае нет необходимости возлагать на других, честных и законопослушных граждан, обязанность лишать его жизни.

Это не вопрос того, что заслуживает преступник - можно согласиться, что он заслуживает смерти. Это вопрос того, хотим ли мы выделить из среды своей палачей, на которых мы возлагаем эту миссию - лишить его жизни.

В желании лишить другого жизни есть нечто отравляющее душу - и не душу злодея, но душу того, кто желает ему казни. Он, может быть, и заслужил смерти, но вы сами не заслужили того, чтобы отравлять свою душу мстительной радостью. Жуткая радость средневековой толпы, которая со смехом смотрит на последние содрогания повешенного - это не то, что можно подпускать к своей душе.

Иногда лучше сохранить жизнь самому гнусному злодею, чем позволить себе эту радость. Тем более, что в наше время государство вполне может обеспечить ему пожизненное заключение - так, что он больше никому не причинит вреда.
 
 
В защиту обрядов

Происхождение зла

Может ли современный человек верить в Бога?

Фома Аквинский (1225-1274)

Ещё одна смерть

Не ходи переносчиком в народе твоем

Вера и аэрофобия

На смерть Стивена Хокинга

Если другой умер за тебя

Пусть сначала другие...

Религиозные споры

Зачем нужно богословие?

Об ожесточенных спорах

Препятствует ли религия моральному прогрессу?

Нехристианские чудеса

Письма Рождественского Деда

Вера и понимание

Три парадокса Рождества

Рождественская лестница. Рождественская шкатулка

Потребность в смысле
  следующие 20 >>