анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Верность, как предвестие рая

Сергей Худиев, Москва

На днях я увидел в сети бурное обсуждение одного вопроса, касающегося семейной жизни. Если жена располнела и вообще больше не волнует своего мужа, должен ли он искать удовлетворения с кем-то еще? В комментариях были мужчины, которые находили это вполне допустимым, и женщины, которые ставили вопрос – а, что если это муж больше не устраивает женщину? Имеет ли она право найти себе кого-то еще?

Сама постановка вопроса говорит о некоторых глубоко вошедших в культуру и мышление людей предустановках. Они не проговариваются вслух, но принимаются как что-то само собой разумеющееся. И, если мы попробуем вытащить их из тумана и внятно сформулировать, то они будут выглядеть примерно так - человек одинок, а жизнь бессмысленна. Все, что ты можешь - это ловить удовольствия, пока тебя не догнала неизбежная старость, немощь, и смерть.

Поскольку наиболее яркие из этих удовольствий связаны с сексом, оказаться без них - по крайней мере на том уровне, на который человек, очарованный бесконечной рекламой, претендует - ужасно. Этот значит оставить свою жизнь мучительно пустой и безутешной. И тут человека охватывает такая острая жалость к себе, такое невыносимое чувство потери, что он с легкостью предает женщину, которой обещал любовь и верность. Он предаёт и предает себя самого, того юношу, который ей это обещал.

Конечно, в итоге беготня за удовольствиями делает (и не может не сделать) человека несчастным. Но его мировоззрение не оставляет ему ничего другого. Данте писал, что предатели доверившихся находятся в последнем круге ада, но человек не верит ни в какой ад, а любые разговоры о нем воспринимает как проявление надменного морализма, желания "чистеньких" с удовольствием пнуть "грязненького".

В этой беде люди нуждаются в покаянии в буквальном смысле новозаветного слова "метанойя" - "перемена ума". Необходимо полностью изменить взгляды на жизнь и вытеснить предустановки, нахватанные у безбожного мира, истиной, которую открыл Бог.

Наша жизнь имеет смысл и предназначение. Бог создал нас для вечного счастья, и мы обретем это счастье - вечное, немыслимо огромное, бесконечное, если доверимся Ему и последуем за Ним.

Когда мы доверяемся этой истине (и даем ей возможность изменить нас) все становится другим. И наше отношения к себе, и наше отношение к близким. Оказывается, мы вовсе не обязаны бегать в поисках удовольствий потому, что "живем один раз". На самом деле мы живем вечно. Мы не будем лишены ничего благого - никакая радость, никакое утешение не пройдут мимо нас.

Бог любит нас, хочет сделать нас бесконечно счастливыми. Он и сделает это, если только мы сами не изберем несчастье своим неверием и противлением. Это грядущее счастье жизни будущего века уже отбрасывает свои отблески на нашу земную жизнь - и мы обретаем утешение перед лицом неизбежных трудностей и страданий этого мира. Верность Бога, на которого мы можем полагаться, дает нам быть верными друг другу - и там, где мы любим и храним верность, мы уже находим предвестие рая.