анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Объединение церквей

Сергей Худиев, православный публицист

фото Патриархия.RU
фото Патриархия.RU
Любой раскол между христианами - это всегда грех. Когда христиане одного исповедания, с общей традицией и общим богословием, отказываются признавать друг друга - это тем более грех, соблазн и разрушение свидетельства о Христе. То, что в случае РПЦ и РПЦЗ этот грех, наконец, преодолен - милость Божия к Православной Церкви и к нашей стране.

Раскол коренится в трагических событиях 80-летней давности. 29 июля 1927 г. митрополит Сергий выступил с декларацией, в которой выразил лояльность советской власти. Многие были возмущены словами митрополита Сергия, обращенными к представителям коммунистического государства: «Мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством».

Группа православных епископов, входившая в Заграничный синод, выразила свое несогласие с ним и постановила: "Заграничная часть РПЦ должна прекратить административные сношения с московской церковной властью ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения ее безбожной советской властью".

Много горьких упреков было высказано и тогда, и позже митрополиту Сергию и сергианам. Но, что горче всего для православных, было разрушено евхаристическое общение между Церковью в России и заграницей. Представители двух ветвей Церкви не могли подходить к чаше в храмах друг друга.

Сейчас, когда раскол исцелен, у нас есть возможность взглянуть на те события не для того, чтобы выступать в поддержку той или иной стороны, но чтобы попробовать понять, что произошло.

Излишне напоминать, как яростно большевики преследовали Церковь, как много верных христиан приняли мученическую кончину. Можно ли было изъявлять лояльность к такой власти? Многие считают, что нет, и клеймят митрополита Сергия как предателя. Но лично мне это представляется неверным. Находясь в безопасности, нетрудно мечтать о том, как мы бы выбрали самый прекрасный и героический путь - смело обличить злодеев в лицо, произнести какие-нибудь прекрасные и возвышенные слова, которые потом будут повторять, и принять мученический венец.

Никто из нас не знает, как бы мы повели себя на самом деле, и у нас нет права осуждать тех, кто оказался в условиях, которые нам не грозят.

Может быть, даже и не в воображении, а и на самом деле, быть просто убитым за веру легче. Но Бог может возложить на человека и более тяжелую миссию - быть не жертвой палачей, а быть между палачами и жертвами, чтобы попытаться спасти хоть кого-то и что-то. Ему придется заискивающе улыбаться палачам, ему придется произносить слова, которые потом не станут включать в сборники духовно-назидательной литературы, которые много раз поставят ему в упрек. Но он спасет хотя бы некоторых из тех, кто от него зависит - кого-то от физической смерти, кому-то даст возможность услышать из уст хотя бы полузадушенной, связанной, но еще живой Церкви Евангелие.

Мы не можем судить и "зарубежников" - слишком хорошо они знали и на собственном опыте, и на опыте паствы, что из себя представляла та власть, которую признал митрополит Сергий.

Мы не можем судить ни ту, ни другую сторону - и потому, что Писание нам это воспрещает, и потому, что мы не прошли через то, через что прошли эти люди. Мы можем только поблагодарить Бога, что те страшные времена позади и одна из глубочайших ран, нанесенных ими, раскол русской Церкви, исцелена.
 
михаил ((черновцы))1.8.2008
А что был Собор РПЦ? Был Собор РПЦЗ? Было прощение? Было снятие анафем? Было совместное Богослужение? А как же каноны? Хотя какие каноны. Руская церковь всегда занималась политикой больше чем служением Богу. И к себе, тоесть РПЦ, относилась очень поблажливо. К себе руские попы канонов не приминяют. Зачем? Они и так "третий" рим. Спасители христианства. В РПЦ всегда двойная мораль. РПЦ стала как тоталитарная секта. Я не о православных руских, я о Руской православной церкви, о ее патриархах и вождях. Может пора покаяться??? Може пора к Христу лицом повернуться. Ибо раскол только тогда будет преодолен, когда будет обоюдное покаяние, когда будет обоюдное прощение, когда будет обоюдная любовь и не будет НИКАКОЙ политики. А пока что это только политика. К сожалению...
Вадим (Санкт-Петербург)27.1.2008
Расколы возникшие в конкретное время по контретным причинам так сложно восстановить в наше время. Почему? Этому мешаеть политика (церковная) и многое другое. Мое мнение современное нежелание примиряться больший грех, чем раскол в прошлом основанный на конкретной ситуации и причине.
евгений (москва)24.12.2007
люблю господа всепоглощаюсь им да будет так
 
Вера и свидетельства

Реален ли дьявол?

Атеизм и "надёжные доказательства"

Еще раз про костыль

Христианство и демократия

Игнорируют ли Христиане некоторые стихи Библии?

Что такое любовь?

От мятежа к примирению

Атеизм и нежелание знать

Революция и покаяние

Предписания и свобода

Мужество перед лицом реальности

Стоит ли жить дальше?

Мы стоим на Скале

Какой вкус у льда? К юбилею Виктора Конецкого

Христиане и реакция на происходящее в мире

О печати зверя

О райском времени и вечности

Беспартийный Бог

Сверхъестественное присутствие
  следующие 20 >>