анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Третий этап отечественного книгоиздания

Михаил Неволин

История протестантского книгоиздания на постсоветском пространстве ещё достаточно короткая. Первый этап был свойственен началу девяностых годов прошлого века. Это было время полнейшего дефицита и духовного вакуума, когда «на ура» воспринималась любая книжная новинка, любая газета или журнал. Этому «детскому» периоду было характерно резкое увеличение количества выходящих на рынок книг при иногда чудовищном качестве полиграфии или перевода.

Переход ко второму этапу состоялся уже в начале нового тысячелетия. Безусловно, за последние несколько лет качество переводной литературы существенно выросло. Сегодня читатели уже не простят плохого перевода или безобразного качества бумаги. Второй этап в истории нашего книгоиздания характеризуется, прежде всего, более серьёзным отношением к текстам. Тех неудобоваримых переводов, которые в изобилии появлялись на первом этапе, уже нет (или почти нет). Процесс выбора книги для перевода стал гораздо более осмысленным. Конечно, и сегодня есть те издательства, которые не особенно утруждают себя размышлениями о том, по какому принципу отбирать те или иные книги для перевода, а просто издают то, что им могут предложить. Тем не менее, сегодня можно констатировать, что большинство серьёзных христианских издательств уже определили для себя приоритетные направления и стараются двигаться своим курсом, не разбрасываясь по сторонам. И это приносит свои плоды – появляются свои читатели, которые доверяют выбору «своего» издателя.

Сегодня, когда достигнуты очевидные успехи, когда на смену дефициту пришло разнообразие и читатель волен выбирать, какую, например, книгу по истории церкви ему купить или какому библейскому справочнику отдать предпочтение, мы получили возможность по новому взглянуть на сложившуюся ситуацию.

Если переход от первого ко второму этапу произошёл сравнительно быстро, то переход к третьему этапу, ожидается гораздо более длительным. Под третьим этапом я имею в виду ситуацию, когда большинство издаваемых книг окажутся произведениями собственных авторов, при этом, обязательно будет продолжаться и выпуск качественной переводной литературы. Этот переход обещает быть долгим и, не побоюсь этого слова, болезненным. Категорически нельзя форсировать события и подходить к выбору рукописей к изданию по принципу «свой-чужой». Увеличение процента книг национальных авторов не должно быть самоцелью. Тут нельзя подходить с теми же принципами протекционизма, как это происходит, например, с поддержкой отечественного автопрома, когда путём искусственных барьеров людей фактически вынуждают покупать некачественные, но зато «свои» автомобили.

Наивно полагать, что в обозримом будущем мы можем ожидать серьёзных монографий отечественных авторов по вопросам систематического богословия или теологии Нового завета, которые сможем поставить в один ряд с существующими на сегодняшний день лучшими работами западных протестантских авторов. Впрочем, нужда в национальных авторах в этих областях и не особенно ощущается. Там же, где речь идёт о вопросах взаимоотношений в обществе, некоторых психологических вопросах эта нужда, на мой взгляд, давно назрела. И дело тут вовсе не в пресловутом «третьем пути», по которому якобы мы идём и не в каких-то «уникальных» свойствах нашей души, которую никто не в силах постигнуть. Вопрос лишь в том, что, к сожалению, часто в действительно хорошей переводной литературе мы находим ответы на вопросы, которые у нас ещё даже не появились, а это иногда может привести к весьма неожиданным последствиям. Приведу пример. Представим себе некую условную шкалу толерантности. На одном полюсе будет располагаться точка «абсолютной политкорректности и релятивизма», где уже очень сложно обозначить собственную позицию, трудно назвать грех грехом. Другой полюс будет представлять из себя точку воинственной непримиримости к любому инакомыслию, уверенности в правоте лишь своей точки зрения и отношении к любым иным мнениям, как к проискам лукавого. В такой ситуации человек ориентирующийся, прежде всего, на общество, приближающееся к первой крайности, будет писать в общем-то правильные вещи, призывать людей отстаивать свою точку зрения, не идти ни на какие компромиссы и так далее. Эти же призывы в обществе, находящемся вблизи второго полюса могут вызвать вектор, направленный к ещё большему приближению к опасной крайности.

Не так давно мне довелось побывать на лекции известного христианского писателя и психолога Джона Таунсенда, который посетил Россию. Сразу оговорюсь, что очень люблю этого автора и лекция также была очень интересной. Тем не менее, мне было любопытно, что бОльшую часть времени автор говорил о психологических проблемах, связанных с перфекционизмом в работе или учёбе. Напомню, что термин перфекционизм происходит от слова «perfect», что значит «совершенный». Человек, склонный к перфекционизму постоянно пытается достичь некоего недостижимого идеала и переживает серьёзные проблемы, когда хоть что-то по его мнению сделано не так идеально, как бы хотелось. Особенно это проявляется в работе. Даже когда серьёзнейший и очень сложный проект выполнен на 98 процентов, такой человек будет пребывать в депрессии, не спать ночами, мучить себя, фокусируя все свои мысли не на 98, а как раз на оставшихся двух процентах. Тема преодоления перфекционизма в отношении к работе, вероятно, очень актуальна в целом ряде стран. Однако, находясь в зале, я невольно подумал, что в нашем обществе очевиден перекос совсем в другую сторону и, возможно, нам не хватает именно небольшой доли этого самого перфекционизма. Наши люди, как мне кажется, как раз более склонны к тому, чтобы, наоборот, выполнив работу лишь на 2 процента, не особенно заботится об оставшихся 98. Мы можем запросто назначить деловую встречу и опоздать на неё минут на 40, сделать порученную работу не к назначенному сроку, а с опозданием на пару недель, при этом, не особенно переживать по этому поводу, оправдывая себя тем, что ведь работу-то в конце-концов сделали.

Христианское книгоиздание в современной России и в ряде стран бывшего СССР за последние 15 лет проделало большой путь. На первом этапе стояла задача стремительно насытить рынок, на втором – добиться хорошего качества переводной литературы. Сейчас же мы стоим на пороге перехода к новому, третьему этапу. Этот этап будет связан с появлением собственных авторов, которые хорошо знают в чём именно слабость нашего христианства, где находятся самые слабые звенья и смогут писать именно об этом. На этом этапе главное не допустить двух ошибок. Первая, заключается в том, что мы будем продолжать двигаться лишь по уже хорошо изученному и в чём-то менее рискованному пути издания качественной переводной литературы. Вторая же ошибка будет в снижении планки качества литературы в угоду «прохождения» национальных авторов. Как найти баланс? Как не утратить то, что было достигнуто и, в то же время, не останавливаться на месте? Именно эти вопросы нам и предстоит решать в самое ближайшее время.
Учит ли христианство презирать эту жизнь?

Чему нас учит Сретение Господне?

Короткие размышления к Международному дню радио

О христианском радио

"Смотри, чтобы не надмилось сердце твое"

Я и радио – краткая история болезни

Ибо всякая плоть - как трава

Рождество среди тревоги и скорби

Приоткрыть дверь в Рождество

Рождество Христово

Рождественская лестница. Поклонение волхвов

Менеджмент vs душепопечение?

Рождественская лестница. Каким мы видим Христа?

Почему христианство такое закрытое?

Утешение больной совести

Рождественская лестница. Каждый день к Рождеству

Преподобный Максим Исповедник и споры о погибели

Бог и первый контакт

Трудные вопросы и современный мир

Об идеологической ностальгии
  Следующие 20 >>