анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Мрачное средневековье?

Игорь Кошелев, Москва

У современного человека очень поверхностные представления о средневековье
У современного человека очень поверхностные представления о средневековье
Средние века… В сознании большинства людей, наверное, сразу напрашиваются такие эпитеты, как «тёмные», «мрачные», возникают ассоциации с Инквизицией и тому подобным. А уж само прилагательное «средневековый» давно приобрело крайне негативный оттенок: достаточно вспомнить пресловутое «средневековое мракобесие» – универсальный штамп, которым сторонники либеральных воззрений и прочие «свободомыслящие» нередко любят награждать своих оппонентов, не обладающих их «широтой взглядов», или осмеливающихся (о, ужас!) заявлять о своей вере в разумного Творца.

Что же знает о Средних веках средне же статистический обыватель? Ну, во-первых, что люди верили, будто бы Земля плоская – об этом даже писал ни кто иной, как автор любимого многими «Волшебника Изумрудного города» А.Волков в другой своей детской книге «Земля и небо», уже научно-популярной.

А на одном атеистическом сайте, тоже предназначенном для детей (бедные дети...), даже написали, что попы сжигали всех, кто с этим был не согласен. Ну, детей, с их доверчивостью, обмануть не так сложно (правда, в Евангелии сказано, что «кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф.18:6) – но если Бога нет, то можно не бояться...), только вот обманываться с радостью готовы и взрослые, которые поверят любой лжи, лишь бы оправдать своё неверие...

А на самом-то деле было всё наоборот: факт шарообразности Земли не подвергался сомнению ещё задолго до того, как несогласных с ним могли сжечь на костре. К примеру, учёный монах Беда Достопочтенный (кстати сказать, причисленный к лику святых и имеющий титул doctor ecclesiae – «Учитель Церкви») ещё в начале VIII в. в своей знаменитой работе «О природе вещей» (De natura rerum) посвятил вопросу шарообразности Земли целую главу. А живший в XIII в. знаменитый философ св. Фома Аквинский, тоже Учитель Церкви, причём считающийся наиглавнейшим из всех учителей («князь философов») и основным богословским авторитетом Католической церкви, на первой же странице своего фундаментального труда «Сумма теологии» (Summa theologiae) приводит шарообразность Земли в качестве примера общеизвестного факта, который доказывается по-разному астрономами и физиками. Так что если кто и рисковал нарваться на неприятности, так это как раз сторонники «плоской Земли» – хотя, вероятнее всего, к ним бы просто отнеслись, как к «городским сумасшедшим»...

Ну хорошо, но ведь в Средние века церковники сжигали учёных! В том то и дело, что и это – миф. Не сжигали. Ни одного не сожгли. Джордано Бруно, которого атеисты так любят относить к «мученикам науки», к этой самой науке имел весьма и весьма посредственное отношение: он был, скорее, философом, а не учёным, причём философом-пантеистом, пропагандирующем герметическое язычество. А также увлекался магией, оккультизмом, публично отвергал все доктрины христианства, да ещё и богохульствовал. За это и пострадал. Да и вообще, мифы об Инквизиции, только и делавшей, что сжигавшей всех подряд без разбору – это отдельная тема.

Единственный из учёных, кто действительно пострадал, это Галилей (правда, домашний арест – это не сталинские тюрьмы и лагеря...). Да и то, не совсем за науку: обманным путём получить разрешение на публикацию своего «Диалога», в котором он не только нарушил данное обещание не защищать гелеоцентризм, но и высмеял Римского Папу, который, вообще-то, был его другом и почитателем – это был не самый мудрый шаг с его стороны.

Во времена «воинствующего атеизма» формальным отречением и домашним арестом дело бы явно не ограничилось... А ведь ранее Галилею не запрещали писать о геоцентризме, но лишь при условии, что он будет рассматривать его в качестве гипотезы – что, вообще-то, было вполне справедливым, поскольку геоцентризм на тот момент не имел достаточно убедительных научных доказательств своей истинности. Так что учёный умудрился навредить и себе, и науке.

А как же средневековое отношение к женщинам? Ведь считалось, что у них нет души? Вот как можно поверить в такую глупость, мне сложно понять: это при том гипертофрированном культе Девы Марии, который царил в средневековой Церкви! Исключение? Да нет: немало женщин было причислено к лику святых (а Тереза Авильская и Екатерина Сиенская были даже признаны Учителями Церкви!) – и это тоже свидетельство того, что к ним отнюдь не относились, как к бездушным созданиям. Да и в миру функции женщины далеко не всегда сводились лишь к рождению и воспитанию детей: были среди них и королевы, и аббатисы, и писательницы, и даже воительницы (Жанна д`Арк). Разве что не было того оголтелого феминизма, который усиленно навязывается либералами последние десятилетия.

О чём ещё можно вспомнить, говоря о средневековье? О многом. Например, об университетах (возникших, кстати, на основе монастырских школ), заложивших фундамент и традиции современного высшего образования. Или об архитектуре: величественные готические соборы до сих пор привлекают миллионы туристов со всего мира – и мало кто задумывается над тем, что их строители не знали ни высшей математики, ни сопромата, да и технологии были уж куда проще современных – а ведь стоят уже по восемьсот, а то и девятьсот лет!

А искусство? Разве можно сравнивать витражи, фрески, книжные миниатюры, алтари, дарохранительницы с современной мазнёй абстракционистов («Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и то лучше нарисует», – справедливо заметил Н.С.Хрущёв, посетив соответствующую выставку) или кучей разного хлама под названием «инсталляция»? Вряд ли бы в те «дремучие» времена нашёлся желающий приобрести картины Джексона Поллока, творившего свои «шедевры» разбрызгиванием краски на холст в пьяном виде (попробовал бы он преподнести такое для украшения городской ратуши или графского замка... самоубийц тогда хоронили за чертой кладбища) – это в наши «прогрессивный» век за это выкладывают десятки миллионов долларов.

Но самое главное не это. Люди верили в Бога. И, хотя, в большинстве своём, далеко не так, как учит этому Евангелие (Реформация пришла в Европу лишь в начале XVI в.), вперемешку с многочисленными заблуждениями и суевериями, в массовом сознании именно Бог занимал центральное место, а не «права» падшего человека с его страстями и похотями. Да, люди грешили – но грех всё равно считался грехом, осуждался и даже наказывался; никто бы не решился отстаивать «права» ни на детоубийство, ни на содомский грех (разве можно себе представить гей-парад на улицах средневекового Парижа?!). А разбойников и прочих душегубов без лишних церемоний отправляли на эшафот (или на ближайшую осину – и к природе ближе, и дешевле...) не заботясь об их мифическом «праве на жизнь».

Безусловно, жизнь была нелёгкой, но зато относительно размеренной и предсказуемой: каждый знал своё место и занимался своим делом, выполняя долг перед Богом и перед обществом, неотъемлемой частью которого он себя ощущал. Не было места индивидуализму, но также – потерянности и одиночеству, равно как и тому уровню стресса, который испытывает наш современник, вынужденный за неделю обрабатывать столько информации, сколько в те времена – за всю жизнь. Крестьяне пахали и сеяли, ремесленники трудились в мастерских, купцы торговали, палачи рубили головы, лекаря лечили (как умели...), школяры грызли науки (о шпаргалках, списываниях на экзаменах и фальшивых диссертациях тогда тогда даже не помышляли), монахи за всех молились, а рыцари (свои) всех защищали...

И пусть этот период был весьма далёк от идеала (здесь, в этом грешном мире, он в принципе не возможен), по сравнению с нашим временем он был просто «золотым веком».
Четыре свечи адвента. Первое воскресенье адвента – свеча пророчества

Адвент

Молитва и труд на удаленке

Снимите "корону"

Достоевский и мы

Фальшивый сертификат: что доводит до греха

О прощении и примирении

Мир, где мы не умрем никогда

Доброхотно дающего любит Бог

Строить на камне

Этика подражания Богу

Непростительный грех

Сделай жизнь доступнее

Уникальность Земли

Труд любви

Может ли смиренный человек считать себя талантливым?

Почему мы не пересматриваем заповеди?

Запретная тема

О праведном гневе

Дар верности
  Следующие 20 >>