анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Чудесатые сказки странного математика

Игорь Попов, Москва

Из всех волшебных книг есть одна самая странная, загадочная, веселая и вот уже не один десяток лет зовущая в свой мир всех, кто так любит бегать за кроликом в его нору, чаевничать в странной компании и разговаривать с яйцеподобными джентельменами. Вы, конечно, догадались, что я говорю про чудесатую, если пользоваться термином самого автора, книгу «Алиса в стране чудес» английского писателя и математика.

В июле 2015 года исполняется ровно 150 лет со дня первого издания этого знаменитой сказки. Русским читателям очень повезло, так как переводы этой книги в России появились довольно рано. Книгу «Алиса в Стране чудес» относят к числу самых трудных для перевода. Перевод затрудняется из-за английских острот, каламбуров, лингвистических особенностей, филологических тонкостей, фольклора. А при дословном переводе, «кальке» на русский теряется игра слов, исчезает юмор. В 1964 году даже вышла отдельная книга, посвященная технике перевода «Алисы» на разные языки: «Alice in Many Tongues. The Translations of “Alice in Wonderland”» («Алиса на многих языках. Переводы «Алисы в Стране чудес»») автора В. Вивера.

Впервые на русском языке книга появилась в 1879 году. Она называлась «Соня в царстве дива» и была издана в типографии А. И. Мамонтова в Москве, без указания автора и переводчика. Вот такая у нас стародавняя «любовь» к уважению авторских прав. Следующий перевод появился через 29 лет — книга носила название «Приключения Ани в мiре чудесъ», автором этой адаптации, не перевода, была М. Д. Гранстрем. В том же году публикуется и «Приключенiя Алисы въ волшебной стране» в переводе А. Н. Рождественской. В 1909 году произведение выходит в переводе П. С. Соловьевой, под псевдонимом Allegro. По мнению исследователей, последним дореволюционным изданием было «Алиса в волшебной стране» в сборнике «Английские сказки» (приложение к журналу «Золотое детство») без выходных данных. Предположительный год издания — 1913, а вероятный автор перевода — М. П. Чехов (брат писателя А. П. Чехова). Но классическим и каноническим переводом на русский язык до сих пор считается перевод Нины Димуровой, блестяще справившейся со своей задачей.

Всем гостям Москвы в этом году очень повезло. К юбилею знаменитой книги в усадьбе Салтыковых-Чертковых открылась выставка, которая будет работать до осени. Место для проведения выставки выбрано не случайно. Льюис Кэрролл всю жизнь провел, не выезжая за пределы Англии. Однако одна страна, для которой он сделал исключение, - это Россия. В 1867 году Кэрролл совершил свое единственное путешествие за границу. В Москве он посетил знаменитую библиотеку в особняке Черткова на Мясницкой.

Выставка сделана по принципу «раскрытия эпизодов», где каждый посетитель не просто сможет взглянуть на рассказанную Кэрроллом историю, но и стать ее участником. Помимо иллюстраций разных лет представлены витражи английского художника Джеффри Вебба, украшающие часовню в Дарсбери, графства Чешир.

В старинной усадьбе ожили загадочные миры английского сказочника. С самых первых шагов у тебя возникает ощущение, что ты попал в тот самый настоящий «чудесатый особняк». Вместо люстры - две вращающиеся кинетические чаши, а библиотека «повисает» в воздухе. Есть здесь и семиметровое зеркало, через которое Алиса проникла в другой мир, иллюзия «исчезающий сад», самый большой в Европе калейдоскоп, зеркальная призма внутри которой даже можно побывать и узнать, как устроен калейдоскоп, тронный зал Красной и Белой Королевы, комната сновидений, кухня Герцогини, лужайка Алисы, скелет Бармоглота и, конечно, домик Белого Кролика. В общем, добро пожаловать в мир Льюиса Кэрролла!

Настоящее имя чудаковатого сказочника Чарльз Лютвидж Доджсон. И был известен не только как писатель, но и как математик, логик, философ и фотограф. Он родился 27 января 1832 года в маленькой деревне Дэрсбери, что находиться в графстве Чешир. Он был первым ребенком приходского священника Чарльза Доджсона. Мать будущего писателя звали Фрэнсис Джейн Лютвидж. Ребенок при крещении получил два имени: первое, Чарльз — в честь отца, второе, Лютвидж — в честь матери. Позже у Чарльза появились еще семь сестер и три брата - в то время большие семьи были обычным делом. Все дети в семье Доджсонов получали домашнее воспитание: отец сам обучал их, уделяя особое внимание знанию Библии и церковной истории, словесности и основам естественных наук, «биографии» и «хронологии». Затем мальчика отдали в грамматическую школу Ричмонда. После полугода обучения юный Чарльз сумел поступить в Рагби-Скул, где он проучился четыре года. Во время учебы учителя отметили выдающиеся способности мальчика к богословию и математике. Вся последующая жизнь Кэрролла оказалась связана с Оксфордом.

В мае 1850 года Доджсона зачислили в Крайст-Чёрч-колледж Оксфордского университета, и в январе следующего года он переехал на постоянное жительство в Оксфорд. Колледж Чарльз закончил с отличием по двум факультетам: математике и классическим языкам, что было редким случаем даже по тем временам. Учитывая выдающиеся способности юноши, ему предложили остаться работать в Оксфорде, а осенью 1855 года он был назначен профессором математики одного из колледжей.

Доктор Доджсон поселился в небольшом доме с башенками и сам скоро стал одной из достопримечательностей Оксфорда. Во внешности его было что-то странное: легкая асимметрия лица — один глаз несколько выше другого, уголки рта подвернуты — один вниз, другой вверх. Говорили, что он левша и только усилием воли заставляет себя писать правой рукой. Он был глух на одно ухо и сильно заикался. Лекции читал отрывистым, ровным, безжизненным тоном. Знакомств избегал, часами бродил по окрестностям. У него было несколько любимых занятий, которым он посвящал все свободное время.

Доджсон принял духовный сан, но не священника, а только дьякона (что давало ему право читать проповеди без работы в приходе). И религиозная жизнь, вопреки устоявшемуся мнению, была очень важна для ученого и писателя. Писать он начал еще в колледже. Писал стихотворения и короткие рассказы, отсылая их в различные журналы под псевдонимом Льюис Кэрролл. Псевдоним «Льюис Кэрролл» был придуман по совету издателя и писателя Йетса. Позже, когда юный Доджсон начал писать юмористические стихи, он взял себе псевдоним из этих двух имен, предварительно подвергнув их двойной трансформации. Сначала он перевел эти имена — «Чарльз Лютвидж» — на латинский язык, что дало «Каролюс Людовикус». Затем он поменял их местами и перевел «Людовикус Каролюс» обратно на английский язык. Получилось «Льюис Кэрролл». С 1854 года его работы стали появляться в серьёзных английских изданиях: «Комик таймс» (англ. The Comic Times), «Трейн» (англ. The Train).

Доджсон написал большое количество научных книг и брошюр по логике, математике. Самые известные книги - это «Алгебраический разбор пятой книги Евклида» (The Fifth Book of Euclid Treated Algebraically, 1858, 1868), «Евклид и его современные соперники» (Euclid and His Modern Rivals, 1879), «Математические курьезы» (Curiosa Mathematica, 1888 и 1893) и «Символическая логика» (Symbolic Logic, 1896). Кстати, интересно само появление книги «Математические курьезы». Дело в том, что Кэрролл часто страдал сильной бессонницей. Ночью, пытаясь уснуть, он выдумывал, «полуночные задачи» — различные математические головоломки, и сам решал их в темноте. Собрав эти задачи вместе, он издал их отдельной книгой.

Как дьякон англиканской церкви Кэрролл в 1867 году вместе с богословом преподобным Генри Лиддоном посетил Россию. Это был период богословских контактов Англиканской и Православной церквей, которыми особо интересовались Лиддон и влиятельный епископ Оксфордский Сэмюэл Уилберфорс, чьими рекомендательными письмами заручились оба служителя. Вместе с Лиддоном Кэрролл был принят в Москве и Сергиевом Посаде митрополитом Филаретом (визит был приурочен к 50-летию его пребывания на московской кафедре) и архиепископом Леонидом (Краснопевковым). Это была единственная заграничная поездка Кэрролла, которая произвела на него сильнейшее впечатление. Итогом поездки стал «Дневник путешествия в Россию 1867 г.», изначально не предназначавшийся для печати и изданный после смерти писателя. Сейчас для нас это уникальный документ, который показывает как воспринимал Россию и ее людей дьякон англиканской церкви.

Но все же известен он стал, прежде всего, как писатель Льюис Кэрролл. В 1856 году в колледже появился новый декан — Генри Лиддел, вместе с которым приехали его жена и пять детей, среди которых была и 4-летняя Алиса, с которой у Льюиса Кэрролла установились самые теплые отношения. 4 июля 1862 года во время лодочной прогулки по Темзе она потребовала у своего взрослого друга (и так измученного греблей) сочинить сказку. Не просто сказку, а сказку, в которой бы участвовала она, и чтобы в ней обязательно было «побольше глупостей». Кэрролл вспоминал: «Я очень хорошо помню, как в отчаянной попытке придумать что-то новое я для начала отправил свою героиню вниз по кроличьей норе, совершенно не думая, что с ней будет дальше...».

Так родилась самая известная книга Кэрролла, популярность которой побубила его написать продолжение «Алиса в Зазеркалье». «Глупостей» писатель насочинял предостаточно. Они так понравились главной героине сказки, что та попросила: «Ах, мистер Доджсон, как бы мне хотелось, чтобы Вы записали эти приключения для меня!». И здесь взрослый писатель не мог отказать в просьбе, и со свойственной ему аккуратностью начал писать сказку в тетрадь ровным каллиграфическим почерком. Эта «забава» обрела законченный вид лишь к концу 1864 года, рукопись была снабжена тридцатью семью рисунками автора, фотографией Алисы в конце и называлась «Приключения Алисы под землей – рождественский подарок моей милой девочке».

Кстати, Кэрролл эту «чушь» даже и не думал публиковать. Как водиться, все произошло «случайно» (а мы ты уж знаем Кто направляет его величество Случай). Зашедший в гости к Лиделлам писатель Кингсли заметил на столе рукописную книжечку и тотчас оценил ее содержание по достоинству. На первые уговоры издать «Алису под землей» Кэрролл не поддался, он вообще сомневался поймут ли читатели все подоплеки сказки, написанной для узкого круга знакомых? Арбитром в споре решили избрать профессионала – известного в то время другого христианского сказочника Джорджа Макдональдса: пусть он прочтет «Алису» своим искушенным детям, а они уж и вынесут окончательный вердикт. Вердикт вынес восьмилетний сын Макдональдса – Гревилл: «Неплохо бы, если б эта книжка была издана в количестве, эдак, 60 тысяч!». Судьба книги была решена.

Первая публикация «Алисы» состоялась 4 июля 1865 года. Дата была выбрана неслучайно — этот день был трехлетней «годовщиной» с момента возникновения истории после речной прогулки. Книга была выпущена издательством «Macmillan and Co» и напечатана в типографии «Oxford University Press». С тех пор книга продолжает выходить и продаваться, покоряя сердца все большего количества юных, да и взрослых читателей. Вскоре появилось и продолжение приключений Алисы, также собранное из ранних и более поздних рассказов. Это продолжение вышло под Рождество 1871 года. Новая книга называлась «Сквозь зеркало и Что там увидела Алиса» (Through the Looking-Glass and What Alice Found There). Иллюстрации к обеим книгам создал Д.Тенньел, который выполнял их по точным указаниям самого писателя.

Книга настолько полна символов и чудачеств, что не одно копье было сломано в попытке расшифровать послание этой сказки. Например, ШанЛесли (Shane Leslie, 1885–1971) в статье «Льюис Кэрролл и Оксфордское движение» («Lewis Carroll and the Oxford movement») находит в «Алисе» зашифрованную историю религиозных споров, шедших в Оксфорде в 1840–70-е годы. При такой интерпретации Алиса, с ростом которой происходят чудесные изменения, символизирует верующего англичанина. Белый Кролик — скромный англиканский священник, а Герцогиня, наводящая на всех страх, в таком случае — католический епископ. Оригинальная, хоть и спорная трактовка. В любом случае попытаться разгадать язык Кэрролла лучше всего самому читателю, а ведь это самое увлекательное занятие — идти по кроличьей норе за Алисой со всеми перипетиями ее пути по стране чудес.

Преподавательство не доставляло удовольствия Льюису Кэрроллу: это занятие было не более чем просто заработком на жизнь. Студенты не любили предметы, которые вел профессор Чарльз Доджсон: лекции, которые он читал, были невообразимо скучными. Писатель с необыкновенно живой фантазией перед студентами представал заурядным преподавателем, который монотонным голосом часами начитывал однообразные лекции.

Но на выходных и каникулах Кэрролла было не узнать. Он преображался, оживал, занимался любимой фотографией, постоянно что-то изобретал, придумывал все новые и новые головоломки.

В личном дневнике автор писал: «Камера с объективом и прочим будет стоить фунтов 15, не менее. Это моя единственная забава, и, я полагаю, она заслуживает серьезного отношения». Он почти четверть века занимался фотографией. За это время он снял многих знаменитых и интересных людей своего времени — Эллен Терри, Альфреда Теннисона, Данте Габриэля Россетти, Томаса Гексли, Фарадея и многих других. Автор всегда просил своих моделей подписывать фотографии с обратной стороны.

На протяжении всей жизни Кэрролл страдал от бессонницы и мигреней. В своем дневнике он описывал приступы головной боли, которые, скорее всего, были мигренью с аурой. Зимой 1898 года Льюис Кэрролл заболел гриппом. Болезнь дала осложнение — воспаление легких. Когда была ясная голова, писатель продолжал работать над второй частью своей «Символической логики». Работу он продолжал практически до самых последних дней. Когда дышать становилось все труднее Кэрролл просил кого-нибудь из сестер почитать вслух духовные гимны, облегчавшие его муки. Кто знает о чем думал в эти последние мгновения писатель. Может быть он возвращался в своих воспоминаниях в пасторский дом в Крофте к любимому уголку у слухового окна — у того окна, где мастеровые когда-то оставили свои имена и где впервые забрезжило слово «варкалось». А потом, в половине третьего 14 января 1898 года, в возрасте 65 лет, Льюис Кэрролл умер.

Простую панихиду по усопшему отслужили в церкви Святой Марии в Гилфорде ректор Крайст Чёрч, доктор Педжет, и настоятель собора Крайст Чёрч каноник Грант. Верный друг Кэрролла Гертруда Томсон в своих воспоминаниях описала похороны Льюиса Кэрролла: «Пасмурный январский день, тихий, без единого звука, исполненный Божьей благодати, недоступной нашему пониманию... Тело его опустили в чистую меловую землю под старым плющом, по узловатому стволу которого вились зеленые ветви; мерные удары похоронного колокола возвещали о кончине «Добрейшей души, когда-либо сиявшей в людских глазах». На могиле Кэрролла на Гилфордском кладбище стоит простой белый крест, на котором написано: «Да будет воля Твоя», а в основании креста выбито: «Преп. Чарлз Латвидж Доджсон (Льюис Кэрролл). Уснул 14 января 1898 года».

После его смерти братья Уилфред и Скеффингтон не знали, что делать с кипой бумаг брата, и большую часть его рукописных работ, рисунков, писем, негативов и книг сожгли. И все же нам остались чудесатые сказки доброго и немного странного ангийского сказочника. И когда в пасмурный день меня одолевает хандра, я открываю пожелтевшие страницы и погружаюсь в удивительный мир девочки Алисы, не желавшей знакомиться в пудингом, но так жалевшей Труляля и Траляля. Ведь до сих пор эти сказки учат быть чутким ко всему, что не относится к нашему рациональному миру, чувствуя в каждом мгновении прикосновение иной реальности.
Почему мы не пересматриваем заповеди?

Запретная тема

О праведном гневе

Дар верности

Про духовное выгорание

Почему именно христианство?

Августовский путч и Евангелие

О шизофрении и любви

Безусловная заповедь

Проблема аутизма

О вере, переживаниях и разочарованиях

«Звездная ночь» и несостоятельность материализма

О помощи "странным людям"

Золотой унитаз и глупость греха

Нужно ли жалеть друга?

Об опасности заглянуть в книгу

Нежеланная истина

Почему люди хотят верить?

Отпуск – это прекрасно

Бороться или принять?
  Следующие 20 >>