анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
О невозможности потерять веру

Сергей Худиев, Москва

Выражение «потерять веру» употребляется довольно часто. На просторах интернета совсем нетрудно встретить людей, которые были христианами, посещали богослужения, кто-то даже проповедовал с амвона, а потом они ушли, заявив о том, что больше не верят. Я с интересом читаю подобные истории, чтобы понять, что побудило людей сделать это, но мне хочется отметить, что говорить о «потере веры» — это ошибка. Такое словоупотребление сбивает с толку.

Можно потерять ключи или мобильник. Можно — попав в трагическую катастрофу — руку или ногу. Потеря — это то, что происходит с нами помимо нашей воли и воспринимается нами с огорчением, как что-то явно нежеланное. «Потеря веры» описывается теми, кто ее пережил, как что-то, напротив, позитивное — они освободились от морока, наваждения или прямо кошмара. Иногда (по их описанию) это действительно так.

Помню, я читал рассказ человека, который воспринял Православие как религию жесткого законничества и принялся «спасаться» что, в его понимании, состояло в возложении на себя (и окружающих) бремен тяжких и неудобоносимых. Через какое-то время его «подвиги» завершились так, как нередко завершается своевольный и преувеличенный аскетизм — тяжелым срывом. Он изменил жене. Это окончательно убедило его в том, что он напрасно потратил годы своей жизни на «подвижничество», что было, увы, и не так далеко от истины. В итоге он ушел от веры.

Но было ли это верой в христианском смысле слова? Это определенно было какого-то рода религией — но было ли это христианством, православным или каким-либо еще? Нет. Человек возложил на себя бремя, которое Бог на него не возлагал, а потом, измучившись, избавился от этого бремени.

Вера — это не то, что помимо воли, «теряют». Это то, что превращается в бремя, которое люди с себя сбрасывают. Почему? Дело даже не в личном грехе — человек, впавший в грех, может сохранить веру и покаяться. Дело в подмене — человек остается религиозным, возможно, даже, глубоко религиозным, но так и не услышавшим, собственно, Благую Весть, так и не нашедшим ту «многоценную жемчужину», о которой говорит Евангелие.

Он может принадлежать к Церкви и «играть по правилам», которые здесь приняты, но эти правила лишены для него смысла и, в конце концов, невыносимо надоедают. Наконец, он решается на открытый бунт и уходит. Но это не «потеря» в том смысле, в котором человек теряет ногу в автокатастрофе. Это решение, которое зреет, обычно, длительное время.

Человек не может «потерять» веру. Вера есть действие воли человека и ее утрата (как и обретение) не может произойти помимо него. Он может отказаться. И тут стоит поставить вопрос — от чего именно он отказывается? Что было этой «верой»? Если вы действительно обрели «многоценную жемчужину», Христа, Его Царство, жизнь вечную и блаженную — вы не откажетесь от нее никогда. Вы будете стоять за нее до смерти. Даже если вы падете — вы встанете.
В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах
  Следующие 20 >>