анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
«Конфликт науки и религии» — как настолько ложный тезис может быть так популярен?

Сергей Худиев, Москва

Когда я готовил большую статью об истории отношений науки и религии, я наткнулся на интересный парадокс — то, что считают специалисты в области истории науки и то, что считают обычные люди, резко не совпадает. Обычные люди чаще всего уверены, что наука развивалась в отчаянной борьбе с религией.

В средние века инквизиторы сжигали ученых за веру в то, что земля круглая и вообще всячески душили научную любознательность, почитая ее великим грехом. Мрачное средневековье было страшным провалом в человеческой истории — если бы не христианство, мы бы уже давно осваивали галактику.

Таково обычное мнение среднего телезрителя и множество популярных книг, статей и фильмов его укрепляют.

Но, что, если мы обратимся к специалистам? История науки — это серьезная академическая дисциплина. Ей занимаются люди, посвятившие годы исследованиям в этой области. Их практически единодушное мнение резко не совпадет с общепринятым. «Тезис конфликта» — то есть представление о том, что между наукой и религией исторически существует вражда, отвергается учеными.

Как говорит, например, «Стендфордская Энциклопедия Философии»: «Тезис о конфликте науки и религии, по крайней мере, в его простой форме, в наши дни воспринимается как подход совершенно неадекватный для того, чтобы построить восприимчивую и реалистичную историографию западной науки... серьезные исторические изыскания обнаруживают, что тезис конфликта это, в лучшем случае, упрощение, и в худшем — обман». Нет, средневековые церковники не сжигали ученых за веру в то, что земля круглая. Шарообразность земли была известна еще в античности, и упоминания о земле как о шаре можно встретить у святых Отцов, почитаемых церковных авторов первых веков христианства. Более того, борьба между церковниками и учеными была невозможна, потому что все ученые в то время и были церковниками — практически единственной группой населения, у которой было образование, время и интерес к научным (как в то время говорили, «натурфилософским») изысканиям, было духовенство.

Почему же этот миф так живуч? Он остается востребованным по нескольким причинам. «Тезис конфликта» впервые формируется в последней трети XIX века, когда наука выделяется, как важная и уважаемая область деятельности. В этом не было бы ничего плохого, но для ряда энтузиастов она начинает играть роль квазирелигии, главного источника идентичности, преданности, надежды и утешения.

Любая форма коллективной идентичности быстро оказывается перед соблазном определять себя через исключение — «мы, хорошие, против них, плохих». Создается героический эпос со своими подвижниками, мучениками, пророками и отцами. От эпоса не требуется достоверности — от него требуется духоподъемность.

Он должен вызывать негодование против подлых и тупых врагов и восхищение славными соратниками. Два основополагающих текста «тезиса конфликта» — «История конфликта между наукой и религией» (1874) Джона Уильяма Дрейпера и «История войны между наукой и религией в христианском мире» Эндрю Диксона Уайта (1896) — полны того, что в наше время назвали бы «фейками» — искаженных, выдернутых из контекста цитат, недобросовестных искажений и просто выдумок, что отмечается в любой современной книге по истории науки.

Другая причина - востребованность «тезиса конфликта» тоталитарными идеологиями. Любая тоталитарная идеология враждебна религии — воспринимая ее как мировоззренческого конкурента, и любая такая идеология ищет себе научных оснований. Поэтому яростная антирелигиозная пропаганда с опорой на «науку» была повсеместна. Несмотря на то, что она осталась в прошлом, ее инерция сохраняется, как и навязанные ей стереотипы.

Еще одна причина — медиа охотнее тиражируют крайние точки зрения, фундаменталистов с обеих сторон. Поклонников науки, которые сражаются с религией или поклонников строгого библейского буквализма (как они его понимают). Ученые, которые спокойно занимаются своим делом и не делают из науки идеологию, (а таких большинство), и образованные верующие, которые не пытаются опровергать научные теории при помощи своих толкований Писания, просто не привлекают внимания. Но, в любом случае, миф остается мифом — нет, наука не возникла в борьбе с религией. Ее создали глубоко религиозные люди.
В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах
  Следующие 20 >>