анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
Состояние несовместимое с жизнью

Сергей Худиев, Москва

В Новом Завете есть немало мест, которые с обычной, мирской точки зрения звучат неожиданно. В частности, те, где речь идет о том, что ненаказуемо и не может быть наказуемо земным законом. Апостол Иоанн говорит: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1Иоан.3:15).

Закон может преследовать только действия — какой бы злобой и ненавистью не исходил человек в своем сердце, как бы он не желал другим людям мучений и смерти, он неподсуден — да и как бы он мог быть подсуден, когда то, что происходит в его голове сокрыто от всех, кроме него самого — и Бога?

Закон иногда преследует за слова — но он не может преследовать за мысли, которые ему недоступны. Да и не собирается — от ваших мыслей никому ни жарко, ни холодно. Но Писание — и вся христианская традиция относится к нашим мыслям и переживаниям как к чему-то очень важному. Дело в том, что земной закон интересует только внешнее поведение человека — он нужен для того, чтобы удержать человека от причинения вреда окружающим. Он видит в нем не более, чем члена социума.

Евангелие видит человека совершенно иначе. Бог, Пресвятая Троица, Отец, Сын и Святой Дух, создал человека для того, чтобы разделить с ним ту вечную и блаженную жизнь, которой обладает Он сам. Мы созданы из любви и для непредставимо огромного счастья. Но мы отпали от этого нашего предназначения в грехопадении — катастрофе, которая произошла с нашим родом на заре его существования. Так началась та кровавая, трагическая и запутанная история, внутри которой мы находимся.

Однако Бог не оставил падший человеческий род, и в истории разворачивается Его замысел о нашем спасении, который достигает своей вершины в том, что Бог-Сын становится человеком, одним из нас, во всем подобным нам, кроме греха. Этот человек, Иисус, прожил совершенно безгрешную жизнь среди людей, умер на кресте и воскрес из мертвых. Через Его смерть и воскресение мы обретаем прощение грехов и вечную жизнь.

Как говорит Он сам: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Иоан.5:24).

«Вечная» — тут не только «бесконечно длительная», но и качественно иная. Эта жизнь проявляется в познании Бога: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Иоан.17:3).

«Знать» в Библии значит «знать лично», как знают отца, супруга или близкого друга. Это познание Бога приводит к глубокой перемене характера. Оно проявляется в любви и хранении заповедей. Как говорит Апостол: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Иоан.4:16).

Встреча с живым Богом (если она имела место), вас глубоко меняет. В частности, она освобождает от ненависти. Если человек ненавидит, он еще не пережил этой перемены. Возможно, она ему еще предстоит, но пока нет. Он может быть религиозен, посещать богослужения, и отлично знать догматическое богословие, но пока он еще не знает Бога. Ненависть — это состояние, несовместимое с жизнью вечной.

Дверь, впрочем, открыта — и Апостол для того и пишет это, чтобы мы обратились к любви Божией.
В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах
  Следующие 20 >>